Чарли Гейн

В этой теме 0 ответов, 1 участник, последнее обновление  Нулевой 5 дн., 7 час. назад.

Просмотр 1 сообщения - с 1 по 1 (всего 1)
  • Автор
    Сообщения
  • #905

    Нулевой
    Хранитель

    <span id=»ucoz-forum-post-167549″ class=»ucoz-forum-post»>1. Сычёв Антон Аркадиевич. Родился 19 ноября 1992 года в Екатеринбурге. В качестве прозвища взял себе имя Чарльза Мэнсона и фамилии Эдварда Гейна.
    2. Худой невысокий парень с бледной кожей и чёрными волосами, свисающими ниже плеч. Глаза каре-зелёные. С детства болеет экземой, которая проявляется на запястьях каждый период с осени по весну. Руки, грудь и живот украшают шрамы от порезов, о чём чуть ниже. В возрасте двадцати одного года набил себе на шее татуировку в виде пунктирной линии с ножом, означающую «Резать здесь», а перед самым уходом в Зону обзавёлся татуировкой мишени на груди в области сердца.
    3. Особых навыков и способностей не имеет. Так же интересовался работой силовых структур разных стран мира и немного тактикой ведения боя. Умеет всё по-немножку и ничего в целом. С детства увлекается огнестрельным и холодным оружием, но ни разу не держал в руках ни первое, ни второе, если не считать парочку выстрелов из «Сайги» в детстве. Не спортсмен. Пробовал однажды походить на единоборства, в частности и не спортивные его виды, но так и не смог себя ничем заинтересовать, поэтому быстро оттуда сливался. Из-за пристрастия к сигаретам и алкоголю всё только ухудшалось; выносливость очень слабая.
    4. Характер Антона менялся по мере взросления. Из наивного, доброго и весёлого ребёнка он вырос в трижды пациента дурки. Из-за своего заболевания в какой-то момент Чарли может сильно замкнуться в себе на несколько дней или недель, после чего, если его из этого состояния не вывести, просто взрывается. В вспышках гнева и безумия способен наломать дров. Однажды в возрасте четырнадцати лет в один из таких моментов чуть не зарезал складным ножом одноклассника и учительницу, которая пыталась помочь попавшему под удар ребёнку. Придя в себя и, осознав, что натворил, он сильно замкнулся в себе. Ему было очень страшно и плохо от содеянного. С того дня в нём напрочь засели два его основных противоположных чувства: необоснованная чрезмерная жестокость и жалость буквально ко всем, кому он хоть как-то сделал больно или нагрубил.
    Любит чёрный юмор. Настолько чёрный, что порой он выходит за рамки. Общаться с людьми нормально не умеет из-за постоянного желания подколоть,а иногда и выбесить. Буквально приходит в экстаз, когда на него орут «С**а, как же ты меня бесишь!». В этом проявляется и часть его мазохистских наклонностей.
    Так же у Антона всё плохо с мотивацией. То он без неё палец о палец не ударит, чтобы кому-нибудь помочь, то беспричинно превращается в Мать Терезу либо, что ещё хуже, в Андерса Брейвика. Может наехать на лучшего друга из-за мелочи, а может и стерпеть подлость в свой адрес.
    Есть ещё одна особенность. Парень он не глупый. Порой, очень сообразительный, но иногда тупит так сильно, что появляется желание его придушить на месте.
    5. ПМм, купленный в сети Tor, пара пачек патронов, три бинта, какие-то таблетки, палка колбасы, хлеб, вилка, ложка, нож, «пулемётная лента» и мыльно-рыльные.
    6. Как уже было сказано, персонаж родился в Екатеринбурге. Время тогда было сложное, поэтому мать работала на трёх работах, чтобы прокормить двух старших дочерей, новорожденного Антона и мужа-наркомана, которому, как оказалось, оставалось пару лет до его третьей ходки (за убийство по пьяни). Тем не менее, детство у парня было вполне нормальное. Он благополучно ходил в садик, затем в школу, мать развелась с отцом, а через некоторое время у Антона появился отчим, благодаря которому семья потихоньку выбралась из говен и бараков. Но так, к сожалению, не могло продолжаться вечно, и вот в один прекрасный день у ребёнка появился компьютер и интернет. Поначалу это никак не мешало его учёбе, но постепенно находились всё более и более сомнительные форумы, более кровавые игры, а запросы в поисковиках становились всё менее приятными. Антон всегда был впечатлительным, особенно в детстве. Тогда-то он и подсел на «необычное» порно, различные снафф-видео и мрачную тяжёлую и, порой, психоделичную музыку. Всё это сказывалось не только на его психику, но и на коммуникабельность. Он постепенно отстранялся от сверстников в школе и на улице, стал реже выходить гулять, а когда выбирался из дома, предпочитал уходить на окраину города к промзонам и заброшенным зданиям. Там он впервые закурил, чему его научил один полупоехавший бомж. С ним же он в первый раз попробовал водку.
    Затем случился тот инцидент с ножом и одноклассником. Немного поясню. Из-за своей необщительности, Антон растерял большую часть друзей. В тот год родители купили квартиру в новом районе, поэтому школу пришлось сменить. В новой школе отношения с некоторыми одноклассниками сразу же не задались, от чего для типичных школьных хулиганов Антон стал паршивой овцой и мальчиком для битья. Вот самого активного из ублюдков он и попытался в тот день зарезать, но на крики одноклассниц и учительницы сбежались парни со всего этажа и скрутили свихнувшегося подростка. На два летних месяца Гейна упекли в дурку с диагнозом «Кратковременное истерическое расстройство». Дело удалось замять, когда стало ясно, почему Антон так поступил, и что грозит училке за то, что не увидела вовремя травлю одного из учеников. Но заканчивал обучение парень уже в вечерней школе.
    После школы он пошёл в техникум, где так же был изгоем, но на сей раз он старался себя максимально контролировать. Порой сбегал с занятий, дома впадал в истерику, ярость, но его быстро успокаивала мать. Тогда он начал задумываться о самоубийстве, но пока не решался этого сделать. Но пристрастился к алкоголю. Конфликты в семье в связи с этим участились. Не редко родителям звонили из шараги и сообщали о том, что их сын ушёл с пар, либо вообще на них не появлялся, а вечером сынуля приходил домой сильно на рогах. Но с горем пополам техникум был окончен, даже без троек.
    Настало время призыва. Антон был против службы, но косить не решался. Медосмотр проходил долго. Психолог, ознакомившись с личным делом призывника и, заметив в ходе разговора с ним, некоторые отклонения, направил его на обследование всё в ту же дурку. Спустя две недели врач-таки решил пожалеть парня и выпустил его с заключением «здоров». Однако на службу Антон так и не попал. Экзема оказалось достаточно уважительной причиной, чтобы поставить ему категорию «В».
    После призыва жизнь начала вроде как налаживаться. Антон устроился на работу, съехал от родителей, и всё шло нормально, пока он в очередной раз не напился. В состоянии алкогольного опьянения его крыша начинает сильно ехать. Парень, не до конца понимая, что творит, берёт в руки кухонный нож, идёт в ванную и наносит себе множество резанных ран на туловище, после чего вскрывает вены. На этом всё и закончилось бы, если бы он в беспамятстве не пошёл на улицу. В одних джинсах Антон шёл холодной весенней ночью, сам не зная, куда. Из-за холода кровь стала циркулировать хуже, но её уже вытекло достаточно, чтобы спустя час прогулки, Антон потерял сознание прямо посреди дороги. Очнулся Гейн в больнице, откуда через пару дней его отправили в уже так знакомую психиатрическую лечебницу, где психиатр поставил диагноз «Синдром суицидальных тенденций». Через полгода плохой актёрской игры и бесполезного лечения, Антон выходит из дурки. Ему удалось убедить своего врача в том, что теперь он здоров и больше не намерен кончать жизнь самоубийством. Врач, спустя месяц уговоров и убеждений, поверил пациенту.
    Вот вновь Антон работает и ведёт себя на публике совершенно нормально, но старые привычки и желания никуда не делись. Он всё так же продолжал наносить себе увечия (теперь уже в любом состоянии), всё так же продолжал смотреть стафф и постигать глубинный интернет. Прошёл год, внезапно Антон натыкается на одном из скрытых форумов на тему, в которой мужик рассказывал о Чернобыльской Зоне Отчуждения. Рассказ автора очень заинтересовал Антона. Он связался со сталкером и стал узнавать больше подробностей о той жизни. Через некоторое время, находясь под сильным впечатлением, Антон таки решает отправиться туда с целью либо заработать, либо сдохнуть, и начинает готовиться в дорогу. Накопив деньги, он уезжает в Москву, откуда отправляется в Киев. Благодаря всё ещё продолжающейся войне в ДНР, достать оружие не составило труда. Он купил ПМм, патроны к нему, на оставшиеся деньги затарился и договорился с тем самым сталкером, чтобы тот провёл его к блокпосту, откуда он и должен был попасть в ЧЗО.
    7. (Начинаю писать от лица персонажа)
    <i>Первый час ночи. У меня уже всё пузо мокрое, и мне холодно. Где там этот дятел застрял? Я ему пол ляма отсыпал, чтобы он солдатню на КПП развлёк, пока я сквозь колючку да мины ползу.</i> Где-то вдалеке зловеще завыли псы, отчего я невольно поёжился. В голове сразу всплыли образы мерзких тварей, описанных когда-то моим недо-проводником.<i> Где он, кстати? Свалить не мог, пушто пока я не окажусь на той стороне от колючки, вторую часть денег он не найдёт. Тогда чего выжидает? Благо хоть кусок маскировочной сетки мне выделил, дабы в ночи от травы поменьше отличаться.</i> Я прижал голову к земле и замер, стараясь даже не дышать. В семи метрах от меня в сторону от блокпоста вдоль колючки топают двое с автоматами. Вот будет весело, если один из них сейчас отлить надумает и наступит на меня. Блокпост находится метрах в семидесяти справа от меня, поэтому, я надеялся, что у меня будет хоть какой-то шанс сбежать в случае чего. Стоп, чего это они там у себя зашевелились? Я притих, стараясь вслушиваться в каждый шорох. Как-то внезапно военные повыбегали из зданий и насторожились. Даже те двое медленно и осторожно побрели назад. Тут откуда-то к ним прилетело несколько дымовых шашек, отчего вояки сразу же возбудились и начали орать что-то типа «Стоять! Выйти из-за деревьев, иначе мы откроем огонь!». Дымы быстро закрыли большую площадь, из-за чего сложно было хоть что-то разглядеть с обеих сторон. Неужели наконец-то мой помощник решил начать пляски? Наконец-то. В следующую же минуту откуда-то с дороги на кордон или из леса около неё (я не видел из-за деревьев), началась пальба без разбору. Военные шустро среагировали, попрятались за укрытиями и не заставили нападавшего ждать ответ. Шум стоял такой, что я с непривычки затупил и чуть не прошляпил момент, когда надо ползти. Подобравшись к колючке, я достал ножницы для металла и, прилагая все силы, начал перекусывать проволоку. Стрельба тем временем уже сбавила обороты, но короткие очереди всё ещё раздавались с обеих сторон. Краем глаза я заметил, как несколько бойцов решились обойти врага с правого фланга, но парочка плевков из «Калаша» дали им понять, что идея так себе. Похоже, что мой напарник не желал никого сегодня убивать, поэтому бил не прицельно. Но от гранат он отказываться не стал, поэтому раз в полминуты откидывал по одной, чтобы держать военных подальше. Я же, спустя какое-то время, открыл себе достаточный проход в колючке. Переползя на ту сторону, я достал из кармана полуметровый тонкий металлический прут и, начав под острым углом тыкать им в землю, проверяя наличие мин перед своей мордой, осторожно пополз вперёд. Стрельба тем временем почти совсем прекратилась. Мне в голову пришла грустная мысль, что из-за меня того сталкера могли ранить либо вообще убить, чего мне, на самом деле, очень не хотелось. Во-первых, это было бы из-за меня, из-за чего моя совесть меня с дерьмом бы смешала, а во-вторых — военные наверняка бы все свои силы после этого бросили бы на прочёсывание местности, дабы найти меня такого наглого, решившего под шумок проползти, нарушителя. А на сгуху мне не хотелось, лучше уж сдохнуть. Но пока что всё, вроде бы шло гладко. Военные всё ещё были заняты, а я, благодаря прутику, мог спокойно обползать мины. Но вдруг пулемётная очередь буквально отрезала мне путь вперёд, а из динамика на блокпосту раздалось «Стоять! Встать с земли и поднять руки над головой!». Чёрт возьми! Мне ведь всего лишь метров тринадцать-пятнадцать до зелёнки осталось. Я поднялся и поднял руки над головой, но поворачиваться не стал. «Повернуться!» приказывал мне голос из динамика. От страха я не мог пошевелиться. Я хотел повиноваться, но мой внутренний голос буквально кричал мне, чтоб я бежал к деревьям. «Это последнее предупреждение!». <i>Чёрт бы вас побрал! Чёрт бы вас всех побрал, ублюдки!</i> Я рванул с места. Пулемёт сразу же застрекотал. Пули разрывали землю то позади меня, то прямо под ногами. Прыжок вперёд, звук пуль, ударяющихся об дерево, ползу вперёд на карачках, в надежде, что не заденет. Повезёт ли?..
    8. Каждый день начинается ровно так же, как и предыдущий. Санитары будят всех пациентов для выдачи сигарет. По одной пачке на рыло в день. Конечно, если тебя кто-нибудь навещал и оставлял тебе эти сигареты. Меня в лечебнице вару раз в неделю навещала мать. Она спрашивала, как я тут, мы с ней немного говорили, пока я ем что-нибудь, что она мне привозила в угощение, после чего отдавала мне чистые вещи, сигареты, забирала грязное шмотьё и уезжала. Этой ночью я долго не мог уснуть, поэтому утром еле-еле продрал глаза и заставил свою тело подняться и топать к санитарке. Получив пачку «Явы красной», направился в туалет. Там тоже всё, как и всегда. То бишь, забит так, что пройти было просто невозможно. Кто-то сидел курил, кто-то ссал, кто-то совмещал. Я же достал из кармана щётку и пасту и принялся чистить зубы. Заняло пару минут. А вот теперь уже и покурить можно. Протиснувшись к самому окну, я уселся достал сигарету, ещё одну, ещё… чёртовы попрошайки. Наконец, закурил. После утреннего перекура туалет закрывается на час перед завтраком. Кто-то идёт досматривать сны, мне же предстояла очередная партия в «подкидного» с местным дедом, который лежит здесь уже больше полугода. Эх. Четыре раза проиграть, пару раз выиграть. Мне редко везёт в карты, но, благо, мы тут не на деньги играем. Как же скучно в дурке. Даже в образцовом отделении, куда тебя переводят за хорошее поведение. Любые азартные игры быстро надоедают, книги я перестал читать после того, как взбесился, что почти в и без того редких интересных книгах вырывают по несколько страниц подряд, а детективы я никогда не любил. Час прошёл незаметно, и вот уже настало время завтрака. Завтраком тут называют абсолютно пресную и мерзкую геркулесовую либо любую другую кашу, приготовленную чисто чтоб больные не передохли с голоду. В прочем, тут с любой едой так, кроме варёных яиц. Странно, что они и это не испортили. Сразу после завтрака следует приём лекарств, которые либо бесполезны, либо превращают тебя в овоща. Я уже видел, как одного из моих соседей по палате — пятидесятилетнего крепкого и адекватного мужика с помощью этих препаратов превратили в ничего не соображающую картофелину с руками и ногами. Да уж, а ведь раньше я действительно думал, что в психиатрических больницах больных лечат, а оказалось, что просто содержат. За таблетками следует шмон тумбочек, дабы найти запрещённую заварку. Некоторые пациенты очень любят чифир, который готовят всё в том же сортире из кипячённой воды, выпрошенной у поварихи. Ну, а после шмона ты свободен до самого обеда, после которого вновь таблетки, а потом ты вновь свободен до ужина. Вот такая она отечественная психиатрия.
    9. С правилами ознакомлен.</span>

Просмотр 1 сообщения - с 1 по 1 (всего 1)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.

Перейти к верхней панели