Первая игра по вселенной "САМОСБОР"
HBO выпустит сериал об аварии на Чернобыльской АЭС
Chernobylite: первый анонсирующий трейлер
S.T.A.L.K.E.R. 2 - Разгадана часть шифра 2.0.2.1.
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » ФРПГ "Путь Сталкера" » Временной свёрток » Обрывки былого » Кладбище падших демонов
Кладбище падших демонов

Caffeine

 

252 66
Сталкер
Мясник с Агропрома

#1 21.09.2019, 22:43



Глава 1: Под куполом грома

(события происходят ДО описанных в предыдущей части)



Действующие лица:
Тайга, Анубис, Эль, Грек, Кавейра, Аскет.
Время действия: 17 апреля 2016 года; 04:24.
Место действия: Чернобыльская Зона Отчуждения, северо-западный подход к заводу "Юпитер".
Подробное описание: падающая с неба сплошная стена холодного ливня не прекращает свой мрачный парад. Огромная туча, что так грозно нависла над Зоной, практически отодвигает своим непроницаемым для света чернильным телом наступление самого утра. А в её власти, помимо привычно копошащихся в поисках заработка старателей-муравьишек, находилась сегодня ещё одна, куда более загадочная и скрытая от глаз самого Чёрного Сталкера группа...

Реклама

 

14 88 120%

Реклама
 

#1 21.09.2019, 22:43


Caffeine

 

252 66
Сталкер
Мясник с Агропрома

#2 21.09.2019, 22:45

То, что происходило сейчас, любой из присутствующих по "неправильную" сторону Периметра мог смело назвать настоящим штормом. Ледяные, токсичные капли, от которых задорно трещал дозиметр - интересно бы знать, почему - скатывались по стёклам противогазов, постоянно мешая видеть. Тайга с таким никогда не сталкивался: хотя этот молодой, снаряженный в светло-зелёный свободовский камуфляж сталкер оказался в Северной Зоне впервые. И, надо сказать, в очень непривычной компании...
- Четвёртый, мы на отметке "Чарли". - обратился один из наёмников к человеку, которого вовсе здесь не было.
Ответом ему послужило краткое "пшиканье" рации. Потом - чуть искажённый помехами голос:
- Принято, группа "А", вижу Вас. Сектор чист, можно двигаться дальше.
- Краснопёрые? - под маской боец определённо чуть дёрнул бровью.
- Никак нет, источник пока молчит. Всем группам, переходим на дополнительную частоту.
Следующие десять секунд для каждого из присутствующих прошли в копошении с настройками явно недешёвых устройств.
- Первый, проверка связи.
- Второй, слышу вас хорошо...
- Третий в канале...

Шёл отряд молча, вытянувшись в длинную колонну и постоянно озираясь, насколько того позволяло забрызганное стекло. Если кто-то мог слышать их, просто находясь рядом, конспирация точки "Чарли" рухнула бы в мгновение: единственным выделяющимся объектом на длинной дороге являлись стальные ворота, покинув которые, бойцы снова оказывались на донельзя открытом пространстве. Скоро у внушительных плит, которыми здесь была выстлана вся поверхность, по левую руку появился удобный скат, ведущий к "Бетонной ванне" - и группа, воспользовавшись этим преимуществом, нырнула обратно долой с лишних глаз.
- Группа "А", визуальный контакт потерян.

А вода всё лилась по стёклам. Сразу вспоминались строчки старого-доброго Люмена, согласно которым она падала с неба непременно вместе с ответами... очень хотелось бы, знаете.

Задание группы было во многом судьбоносным не только для немногочисленных её участников, но, вероятно, в масштабах всей Зоны. Звучит жутко пафосно - но так и должно быть в случае оправдания, придуманного Тайгой для объяснения причин собственных действий. Отчасти это являлось правдой; но, как всегда, вся "польза" деяния упиралась в узкий круг заинтересованных лиц, которые не разделяли желания членов "Свободы" хоть сколько-нибудь улучшить и без того сложную жизнь рядового старателя. Впрочем, на эту безрассудную, как выразился сам Маслинин, "миссию" их и послал лично глава группировки. Меняло ли это хоть что-то?
Нет.

- У нас группа из двух три-девять на точке "Эхо". - Анубис с ведущим присел на одно колено. Их примеру последовали идущие следом наёмники. - Пока нас не видят. Сборщики, кажется.

Упомянутыми людьми, как было заметно издалека, оказались простые сталкеры, копошащиеся в "Бетонной ванне". Один из них, находясь в мутной воде по колено, победно вскидывал руку, показывая напарнику артефакт. Закрытая СЕВА, обычный "Калаш", что стало понятно при взгляде через прицел - в центре Зоны требовалось хорошее снаряжение, но ничего сверх привычного у парочки не обнаруживалось.
- Открываем огонь на счёт "три". - бескомпромиссно скомандовал идущий позади Эль. - "Свобода", берите правого. Раз, два...
Моральное сопротивление, с которым первая "двойка" вскидывала оружие, казалось, можно было учуять в воздухе или вовсе физически ощутить. Однако за свой долгий путь оба уже чуть привыкли к подобным деяниям и знали, что дороги обратно нет. Поэтому напарник везучего сталкера тут же оказался в сетке прицела тех, кто однажды дал клятву не причинять одиночкам вреда.

Невыгодное положение целей, эффект неожиданности и численное преимущество не оставили сталкерам ни единого шанса. Одновременно заработали четыре ствола с глушителями, и, не прошло даже секунды - как оба теперь уже тела рухнули замертво, продолжая ловить собой впивающиеся глубоко внутрь пули. Краем глаза Тайга смог увидеть, как недавний везунчик, извлекший заветный "Пузырь", погружается с головой в воду, тут же принявшую красный оттенок. Руку несчастный так и не смог разжать - наверняка всё ещё улыбаясь за непрозрачным забралом костюма. И всего-то стоило оказаться не в том месте...
- Сектор чист. - стараясь скрыть обречённость в голосе, выдавил из себя проводник и жестом приказал сотоварищам двигаться следом.

"Юпитер" был тих и безмолвен. Даже недавние хлопки приглушённых выстрелов, казалось, впитались в его бетонные, затаившие множество мрачных историй стены. И одна из таких историй - сложно даже предположить, какая по счёту - намеревалась произойти прямо сейчас.

- Достигли отметки "Индия", ждём дальнейших указаний. - ведущий опёрся спиной на холодный металл очередных колоссальных ворот, по которым ручьями стекала дождевая... вода ли вообще?
- Принято, первый, вижу вас хорошо. "Индия" объявляется точкой сбора. Укрепитесь там и ожидайте.

"Укрепиться" здесь было довольно просто. Тайга подсадил соклановца, и тот, оказавшись с другой стороны запертого пока ограждения, стал вслух материться по поводу завалов из тонн разнообразного мусора. Вскоре послышался звук отодвигаемого засова, и с громким, режущим уши скрежетом врата отворились - но ровно настолько, чтобы в них можно было протиснуться.
- Влезайте, держу.

Анубис пришёл в "Свободу" практически одновременно с Берёзиным. Это, по доброй традиции всяких блокбастеров, была история, достойная отдельного упоминания - которое непременно случится - и с тех пор парочка постоянно участвовала во многих опасных рейдах. Что характерно, отношения их как личностей складывались очень неоднородно - но несмотря на частые разногласия в областях морали и идеологии, сталкеры сработались так, что могли порой понимать друг друга буквально без слов. Наверное, именно по этой причине их и выбрали как представителей группировки в этом новом походе. С подачи Маслинина, группа прикрытия из наёмников была не более чем подстраховкой, однако на деле, что отлично понимал каждый, "синие" с первых же минут встречи перетянули на себя невидимое одеяло инициативы. Что характерно, сам лидер "фрименов" велел своим подчинённым этому не противиться. Отчаянно пахло чемоданами с крупным баблом; впрочем, часть этих богатств - да такую, что Тайге до сих пор не снилась, - обещали отдать и ведущим, так что те, даже осознавая своё положение пешек в большой игре, были в какой-то степени рады сложившейся ситуации и не задавали лишних вопросов ради нескольких крошек огромного торта скрытых в тени коалиций Зоны.

Приставили к "светло-зелёным" личностей не менее интересных. Они, правда, и не любили, когда к ним старательно приглядывались - как минимум за счёт рода деятельности - но кое-что о них можно было понять и за время прерывистого марш-броска к "Юпитеру". В конце концов, далеко не всем доводилось так близко контактировать с мерками, оставаясь при этом в живых.

Наёмник по кличке Аскет важно расхаживал в конце построения и даже сейчас, занимая пространство с обратной стороны от ворот, харизматично пнул ветхий ящик, который стоял, никого не трогая, и тут же разлетелся древесной трухой во все стороны под акомпанемент довольного возгласа. Характер этого сорокалетнего мерка, кажется, совершенно не подходил его рабочим обязанностям - однако, как уже показала практика, в случае необходимости тот мгновенно серьёзнел, брал себя в руки и тут же превращался из беззаботного балагура в машину убийств и гения военной стратегии. Мыслил он хорошо и вне боя, так что быстро установился как негласный авторитет среди шедшей к заводу компании, пусть даже не являлся по факту лидером. Навыки в сфере манипуляции и редкая для "синих" общительность делали солдата удачи также востребованным специалистом по всем внешним и внутренним сделкам. Было видно, что он, даже находясь под крылом Синдиката, всегда оставался собой и ни от кого не зависел, за что его начали уважать даже "свободовцы", совершенно не принимающие большинство наёмничьих методов. Учитывая любовь к кутежу, девочкам и куче излишних трат, о чём боец сам бахвалился на каждой стоянке до этого, полученное им прозвище явно содержало сплошной концентрированный сарказм.

Второй мерк, что плёлся за группой следом, был на порядок сдержаннее. Эль - который, что иронично, пил куда меньше Аскета - под маской оказывался совсем молодым парнем с не по годам грустным взглядом и заострёнными чертами лица, что по какой-то причине сразу врезалось в память Тайги. Как проводник зацепил краем уха из вчерашнего разговора, бойца совершенно недавно выдернули откуда-то из-за границы. Что ж, если у Синдиката недостаточно имеющихся в распоряжении людей и ресурсов для одной ходки... дело пахнет керосином.

- Эль, глянь, что за той колымагой. - обратился Аскет к товарищу, указывая на распластавшиеся останки "Камаза" с прицепом.
- Сколько раз тебе повторять... - недовольно процедил сквозь зубы наёмник - Я теперь Эльбрус.
- Хорошо, уважаемый ЭЛЬБРУС, не будете ли вы так любе...
- Заткнись.

Аскет добродушно пожал плечами.

Группа "А" в полном составе скрылась во внутреннем дворике. Дождь всё так же нещадно лил, и форма участников рейда, что спрятались за строительным мусором и переводили дух, находясь в относительном покое, часа два как промокла насквозь. Что до Тайги, то он свою выбрал сознательно - практически в тот же день, как встретил Анубиса. Старатель не был фанатом концепции "Зоны для всех", отчего часто спорил с напарником, но очень ценил стремление клана оставить эти проклятые земли для тех, кто в них хорошо разбирается. Среди приевшегося внешнего мира образовался вдруг новый, такой похожий, но в корне отличающийся при рассмотрении... и этот мир стал Алексу новым домом.

Полному "расслаблению" мешал только сам завод. Пустые глазницы окон выжидающе смотрели на сталкеров, желая поглотить их в свои тёмные недра, а те, насмехаясь в лицо угрозе, сами шли в объятия страшной смерти. По телу пробежал холодок, с погодой никак не связанный. Странно, наверное, паниковать так при виде заброшенного строения - уж чего-чего, а их в Зоне хватало с лихвой. Но от "Юпитера" определённо веяло... чем?

Сам факт нахождения так далеко на Севере уже вселял в пока ещё не слишком опытного Берёзина паранойю. Сейчас он жалел, что успел зарекомендовать себя опытным проводником; Анубис же, хоть и был несколько раз близ Центра по каким-то своим поручениям, о которых ни с кем не делился, тоже напряжённо осматривался, порой останавливая взгляд на дверных проёмах, будто не в силах его отвести или вскинуть оружие. Тайга чувствовал то же самое, и, на секунду установив с напарником зрительный контакт, кратко ему кивнул. Для каждого из "свободовцев" столь почётная миссия на словах имела формат "найди то, не знаю что". Понятно, что роль фрименов здесь сводилась к тому, чтобы помочь проникнуть на сам объект, взять то, что нужно начальству, и вернуться с этим самым обратно, естественно, не дознаваясь. По какой-то причине никто не хотел, чтобы рядовые - хотя это слово едва ли применимо к ведущим - бойцы группировки догадывались, какого рода объект они должны принести на базу. Только вот масштаб и секретность действия, что разворачивалось на глазах у недавних старателей, одновременно воодушевлял и пугал. Особенно напрягли слова Эльбруса, сказанные им пару-тройку минут назад. При чём здесь вообще "Долг"? О них речи даже не шло.

Раскинувшаяся меж корпусов площадка была целиком заставлена. Тут и там покоились на местах машины, десятилетиями собиравшие на себе радиоактивную пыль, что смывалась сейчас не менее фонящими каплями. Дозиметр не успокаивался, так что Тайга даже на время его отключил. Ударные дозы "Индралина", принимаемые до и во время ходки, значительно облегчали воздействие, но не обходилось без побочных эффектов: голова чуть кружилась, а поглощённая доза даже в таком случае обещала накрутиться такая, что Маслинин за день до выхода посоветовал возвращаться сразу в Чернобыль-4 на период длительного восстановления. Что же, если сделка пройдёт, как надо, с обещанной суммой денег грех будет не поваляться недельку-другую в наилучших возможных условиях. В отличие от многих обитателей Зоны, Тайга не собирал миллионы на конкретную цель вроде особняков, яхт, или, что встречалось, к сожалению, чаще - лечение тяжелобольных родственников, взятки и откупы. От закона сталкер не прятался тоже, отрезав таким образом всем существующим стереотипам возможность к себе прикрепиться. Нет, он здесь просто жил. Иногда ему это нравилось, иногда - заставляло по-волчьи выть. Всё-таки он скрывался. Но от всего общества. Мира. Себя.

- Мы у ворот, не стреляйте. - прошипевший сквозь рацию голос оторвал Алексея от его философских мыслей.

Теперь подошли ещё двое. Грек, снайпер группы, издалека козырял пусть и прикрытой листьями ВССК "Выхлоп". Оружие-совершенство, мечта бесшумного снайпера и просто полтора ляма в руках - такой ствол как нельзя лучше подходил хладнокровному, сухому в любом высказывании разведчику, чью роль наблюдателя в своё время определили без всяких раздумий. За ним, грациозно - и вполне вероятно, что не намеренно - виляя бёдрами, из пространства выплыла и Кавейра - вишенка на торте отряда, как её уже успели прозвать. На деле, как и в случае с Аскетом, нередко беззаботное поведение и красота наёмницы слабо сочетались с титановым внутренним стержнем. Само прозвище с португальского переводилось как "череп", что недвусмысленно намекало на тот же звериный оскал. Получила его воительница, работая в Бразилии на интересы военной полиции, а конкретнее спецотряда BOPE, занимавшимся расчисткой трущоб от наркоторговцев и прочей падали. Несмотря на столь благородное прошлое, как теперь можно видеть, исключительность навыков открыла бывшей оперативнице дорогу к работе охотника за черепами. Эмблему подразделения, что символично, Кавейра до сих пор сохранила на своей полностью чёрной, как по канону, экипировке.
- Ну и дыра, боже правый... - оглядевшись, посетовала она и поддела носком длинных берцев особенно крупный обломок всё того же злосчастного ящика.
- В Зоне бога нет! - козырнул было местным фразеологизмом Анубис в попытке привлечь внимание, но тут же умерил пыл под холодным и острым, как сотня ножей, взглядом.
- Тогда дьявол. Третий, что там у вас, всё чисто?
Не удостоив собравшуюся компанию ответом по рации, Эльбрус лично вынырнул из-за остова УАЗ-а и весьма однозначно кивнул.

Отряд тут же двинулся дальше. Время, как очередная невидимая в Зоне опасность, поджимало со всех сторон. Тайга понятия не имел, что именно сейчас может идти по их душу. Разве худшее не должно ждать их, напротив, внутри завода?...
Скорее всего, верны были оба предположения. Смерть просто давила со всех сторон...

Очень скоро бойцы оказались в импровизированном коридоре, заключённые меж двух корпусов. Вход в нужный им административный должен был располагаться чуть дальше - за длинной прямой, над которой, примерно посередине пути, нависал на уровне второго этажа переход меж мёртвых пустых строений.
Но пустых ли? Хотелось бы верить.
- Группа "А" - левый фланг. Группа "Б" - правый.
- Принято, выполняем.

Спрятав - насколько это уместно при таких габаритах - винтовку за крепкую спину, Грек вооружился снятым с бедра обрезом старого-злого Mossberg 500. Цена такого оружия смешно контрастировала с предыдущим, но недооценивать его лишь по эквиваленту бумажкам было бы просто кощунственно - дробовик прекрасно выполнял требуемую от него работу на ближней дистанции, отметая множество не в пример дорогих конкурентов хотя бы за счёт сложности их обслуживания и всё той же стоимости. Сам Тай на период рейда стал счастливым обладателем "Калашникова" сотой серии, а точнее третьей её модели, с навешанным на неё глушителем, четырёхкратным прицелом и ЛЦУ, который время от времени отказывался работать. Что характерно, как уже объяснили старателю, дело было вовсе не в отполированном до блеска новеньком автомате. Просто здесь, в сердце Зоны, электроника любила шалить и как-то очень уж выборочно отключаться. Что ни говори, юмор предельно чёрный.

Прямо как раннее утро, что раз за разом отодвигалось треклятым небом. Всполохи озарявшего вечный, казалось, мрак Солнца прорывались сквозь безразмерную тучу едва ли на пару секунд. Алексей никогда не любил яркий свет. Но сейчас дело было не в нём. Вместе с океаном леденящей во всех смыслах воды само небо валилось кусками, мешая работать, дышать и слышать.

И, что самое страшное - последнее оказалось критичным.

- Химе... - заорал Аскет, но вторая часть слова уже потонула в грохоте его и не только выстрелов.
Двухголовая тварь совершила прыжок, лишь на несколько метров не дотянувшись до Эльбруса. Если бы не противогазы, даже плотная стена ливня ни за что не оберегла бы прежнюю группу "А" от зловонного запаха бесконечного разложения, что исходил от огромного тела монстра. И без того прочная шкура ороговела, а по серому её цвету даже относительно неопытный Тай распознал в оппоненте особо опасную разновидность химеры. А ведь Берёзин ещё не имел удовольствия столкнуться и с более "безобидным" её вариантом...

Туша тем временем разогналась в полной готовности рвать на куски чью-то горячую плоть. Однако в Зоне, даже являясь верхом цепочки пугающей её эволюции, следовало оценивать силы в соответствии с реальным, настолько же беспощадным положением дел. Четыре надрывающихся автомата явно превышали лимит вседозволенности химеры, каждой новой пулей впиваясь в мутанта и оттесняя того назад. Осознав, что выбрала себе не ту цель, химера лишь развернулась боком, вынужденно подставившись, и приготовилась к очередному броску. Который, к ужасу представителей человечества, у неё вышел куда удачнее.

Жертвой на сей раз оказался Грек. Не упустив возможности выпустить заряд дроби в открывшуюся на доли секунды грудину твари, наёмник тем самым несколько помешал исполнению ей своего изначального плана. Тем не менее, одна из когтистых лап, не встречая сопротивления даже в слоях кевлара, достала до снайпера и быстро прошлась сверху вниз, оставив после себя лишь отчаянный крик и дорожку из алой крови.
- Х***ь из подствола! - продолжал надрываться Аскет, толкая в плечо второго ошарашенного мерка.
- Там, бл**дь, Кавейра!
- Да мы все тут сдохнем сейчас, сделай хоть что-нибудь!

Химера тем временем нацеливалась на ведущую непрерывный огонь девушку. Очень скоро патроны в магазине скорострельного TAR-21 сошли на нет, и пустая коробка из-под спасительного свинца оказалась в панике выброшена на дорогу. Времени на перезарядку уже не оставалось, но монстр всё медлил, вынужденный отвлекаться на стреляющих по нему прочих людишек. Тогда Кавейра лишь бросилась в сторону, безвольно упав на спину за фонящим как графитовый стержень корпусом застрявшего навечно "Москвича". Будь у химеры способность к речи, она непременно бы чертыхнулась. Теперь дотянуться до мяса одним прыжком у неё не выйдет, а выполнение сложных манёвров... да хватит по мне палить!
Яростно повернувшись всем своим мускулистым телом, чудище оттолкнулось разом всеми мощными лапами, намереваясь кромсать добычу. Нет, еды у неё хватало. Она просто жаждала чьей-то боли.

Планы химеры прервались ровно на середине дистанции, где её переполненные яростью морды на лету встретились с подствольной гранатой. Только что выпущенная из М203 с весёлым ребяческим свистом, маленькая проводница в ад обернула желания монстра вспять. Колоссальную тушу, вмиг опалив яркой огненной сферой, внутри неё начало резать и выворачивать, будто то было не существо весом около тонны, а пропускаемый сквозь мясорубку кусок сочной свинины. Куски разлетелись по всей округе, чего виновники происшествия, впрочем, уже не видели.

Энергией взрыва наёмников безжалостно бросило в стену. Тайга, прикрывший рукой затылок, больно ударился о холодный бетон, - чем, в общем-то, и отделался. Другим повезло чуть меньше: Аскет чуть не вывихнул руку, Эльбруса сверху осыпало осколками вылетевших от ударной волны стёкол, а у стоящего ближе всех к эпицентру Анубиса из ушей тонкими струйками хлынула кровь. Проводник тут же потянулся за рюкзаком в поиске каких-то медикаментов, а поле недолгого боя, пока наёмники понемногу приходили в себя, затянуло поднявшейся пылью.
- Твою ма-а-ать... - послышалось вскоре оттуда, и бойцы, забравшись внутрь облака серой, быстро прибиваемой дождём взвеси, обнаружили распластавшегося на мокром асфальте Грека и склонившуюся над ним Кавейру.
- Помогите тащить. - мертвенно прохрипела наёмница, и побитого монстром снайпера, аккуратно подхватив, наскоро отволокли к стенке.

- Я нихера не вижу, командир. - еле слышно отозвался обрубок, даже на смертном одре не давший волю эмоциям. - Нихера...
Тело бойца буквально разошлось пополам вертикальной линией, что оставили когти химеры. Наружу валились внутренности, но Грек, вероятно, впоследствии взрыва, не чувствовал боли из-за перебитого позвоночника. А вот место, где находились глаза, действительно оказалось рассечено. Да и глаз, в общем-то...

Тайга и Анубис отошли чуть в сторону и еле успели снять противогазы прежде, чем их вырвало прямо здесь же. Эльбрус посмотрел было на них неодобрительным взглядом - мол, нашли время - но промолчал, видимо, заглушаемый чувством вины. К тому же, вскоре к "свободовцам" присоединилась Кавейра, и внимание мерков окончательно перешло с эмоциональной троицы на умирающего соклановца.
- Грек, я...
- Не надо ничего, командир. Просто... добейте.
Аскет понимающе кивнул, достал из кобуры неизменный серебряный Кольт и навёл мушку на голову несчастного.
- Рад был с вами работать. - чудом приподнявшись, мерк улыбнулся, кажется, в первый раз в своей жизни. И сделал это так искренне, что товарищи, даже наблюдая за его смертью, повторили сей мрачный жест.
- И мы. До встречи в аду, брат.
Повисшее на пару минут безмолвие вновь прервалось разорвавшим пространство и время мгновением выстрела. Вспышки, прервавшей жизнь. В такие моменты палач, пусть и делавший всё с согласия и даже желания жертвы, наверняка задумывался, имеет ли он моральное право. И уж точно вспоминал позже в одной из сотни подобных кошмаров...
- Пошли. Сейчас набежит... всякое. - выдохнул тут же стрелок и подобрал со свежего трупа рацию.

Чуть успокоившись в своих рвотных стремлениях, Тайга занял привычное место во главе построения - и, хоть работа располагала не отвлекаться, всё же крепко увяз в новой мысли о последних словах Аскета. Это ли желал слышать человек в последние секунды наполненной чужой кровью жизни? Вряд ли. Впрочем, невзирая на вопрос веры, кто-то всегда предпочтёт лживому подсластителю горькую правду. И если в рай попадают такие - то какая ему цена?
- Второй, прикрывай спину. Двинули.

Вход в административный корпус показался поредевшему и израненному отряду буквально через три сотни пройденных ими метров. Обшарпанную деревянную дверь, которая оказалась заперта на утерянный в прошлом веке ключ, Эльбрус с особенной яростью выбил тяжёлым ботинком. Безмолвные ныне сталкеры же по очереди завалились внутрь, контролируя каждый свой сектор.
- Первый чист.
- Нам нужно на третий, ищите лестницу...

Пролёт отыскали быстро. Витражные стёкла - большей частью выпавшие как от времени, так и от недавнего взрыва - пыль, грязь, запустение. Этими словами можно было описать всю часть здания. Погода снаружи пока тоже лишь ухудшалась. Сумрачное однообразие быстро сводило с ума, вызывая ненужную паранойю или, напротив, заставляя не акцентировать собственное внимание на откровенно важных деталях.
- Чисто, чисто, чисто... - только и повторяли бойцы, облизывая лучом фонаря пустоту местных полок.

Наконец, Тайга вывел отряд к нужной комнате, о расположении которой его неоднократно и столь настойчиво инструктировал Маслинин. По факту это была небольшая каморка, заваленная солидным слоем всё той же пыли и не слишком-то скрытая среди остальных помещений администрации. Тем не менее, стоило проводнику намекнуть, что компания находится уже на пороге, как вынырнувший из-за спины Аскет схватил парня за плечо и, грубо оттащив чуть правее, резво и без опаски юркнул в дверной проём. Следом протиснулась и Кавейра, так что Алекс, при всём желании, внутрь заполз только третьим. Из всей компании мерков, кажется, только Эльбрусу не было особого дела, и он первое время даже не стал заходить, безмолвно охраняя наружный коридор.

- Должно же быть здесь, ну, Чёрного Сталкера ради... - бубнил себе под нос командир, один за другим выворачивая ящики простенького полусгнившего столика. Наёмница тем временем настолько же беспардонно принялась потрошить шкаф.
- Нашла! - довольно воскликнула девушка, и Аскет, чуть не перевернувший стол, бросился к ней со всех ног.

Caffeine

 

252 66
Сталкер
Мясник с Агропрома

#3 21.09.2019, 22:45

Движение его, как и в случае с той химерой, застыло на полпути. Однако сопровождалось всё действо уже другим звуком - щелчком снимаемого предохранителя.
- Ч... Аня, что происходит? - не физически, так словесно запнулся мерк.
- А мы оба знаем, что! - разразилась Кавейра, и застывший Тайга вдруг почувствовал себя снова в нелёгком детстве. Уж больно вся эта сцена напоминала ему непонятную для четырёхлетнего разума грызню сильных родителей, почему-то столь для них важную... - Я уйду, или все узн...

В который раз за сегодня всё прерывалось?
Первым упал Анубис. Из-за травмы, полученной им до этого, Тай решил было, что "свободовцу" стало хуже именно по её воле или за счёт принятых сильных колёс. Но вскоре на пол осел и Аскет; даже Кавейра, секундой назад державшая командира на мушке, не стала стрелять, то ли чем-то обеспокоенная, то ли действительно не желая кровопролития изначально. Однозначно сказать можно было лишь следующее: кто-то старательно вторгся в хитрые планы наёмницы.
Очень скоро завеса незримой тайны открылась, во всех смыслах будто ударив проводника обухом по голове. В ушах зазвенело, началась дикая паника, но даже желание срочно бежать подавлялось, оставив порочное место лишь первобытной и острой боли. Эльбрус дал очередь в воздух, и шум, как ни странно, помог: грохот отражённых от стен коридора выстрелов, пусть и усугубил положение внутри черепной коробки, на короткое время заставил контролёра прервать свой сеанс зомбирования.
- Ссаная контра, чтоб... Эй! Поднимайтесь! - наёмник, ничуть не желая остепениться, начал с силой пинать корчащихся на земле напарников.
Алексей, как ни странно, сейчас даже был ему благодарен.
- Какого... где?...
- А я зна... а-а-а...
Ещё миг - и отряд в своём полном составе опять начал валиться с ног, вот только выстрелы в пустоту помогали слабее и слабее с каждой секундой. Видимо, монстр понял, что его пытаются взять на понт, и усилил ментальную хватку. Умная тварь...
- Может, ещё гранатой? - выдавил из последних Аскет, обращаясь к держащемуся за голову Элю без нотки надежды в голосе.
- Нас похоронит... - справедливо заметил Тайга, не имея варианта лучше.

В закрытом пространстве контролёр равносилен смерти. Да, для быстрого выжигания мозга ему нужен был визуальный контакт, однако само нахождение рядом заставляло любого носителя серого вещества выть от боли, со временем теряя способность противиться проникающему под скальп излучению. И жертва бесчеловечных экспериментов, пользуясь этим в отместку создателям, не спешила покидать своего укрытия, расползаясь по мрачным стенам сгустком тёмной и страшной энергии. Писк в ушах оказался пронизан знакомым щелчком: так на винтовках НАТО переключался режим огня. Ещё секунда, и...

Даже находясь под влиянием контролёра, вообразить поднявшийся вскоре грохот мог бы разве что кто-то с невиданной доселе фантазией. Стены пошли ходуном; пыль, в прошлый раз взмывшая в воздух, теперь наоборот падала сверху вместе со здоровым куском потолка. Очнувшиеся от видений старатели, секунд на тридцать окончательно потеряв слух, приметили и когтистую лапу твари, провалившуюся на их этаж. Но поводов радоваться, вопреки этому, пока становилось лишь меньше.
Эльбрус, кажется, в который раз меньше всех обратил внимание на сотворённую им вакханалию. Выскочив из-за тучи пыли, он стал резво трясти за плечи по очереди каждого из напарников, а затем скрещивать руки в явной попытке донести нечто до воспалённых шумом и галлюцинациями мозгов. И какого же было удивление Тая, когда в глазах хладнокровного прежде наёмника он разглядел... страх? Да. Страх. И проводник первым понял, что пытается донести им Эльбрус.

Ведь граната была заряжена.

- Пригнитесь! - не слыша себя, обратился ведущий к группе, но те, будучи опытными наёмниками, на этот раз сумели распознать команду. Опасения подтвердились; первым же, что дошло до ушей Берёзина, стал леденящий своей монотонностью голос.

- Здесь есть враги Монолита. Они пришли за тем, что принадлежит его слугам.
Само упоминание таинственной группировки фанатиков уже отзывалось в сердце проводника благоговейным ужасом. Столкнувшись же с ними вживую, вся таинственность растворялась в небытие, оставляя место лишь желанию во что бы то ни стало убраться подальше. Судя по лицам недавних коллег, они разделяли с Тайгой одно чувство. Жаль только, что недавняя перепалка окончательно заставляла его сомневаться в надёжности их операции.

Анубис знакомым жестом поманил за собой отряд. В сложившейся атмосфере безысходности никто и не стал долго думать - все, в том числе Алексей, относительно бодро последовали за "фрименом" в полуприсяди. Коридор за коридором, комната за комнатой - бойцы шли, а противника так и не было видно. Замыкающая Кавейра держала в руках небольшой стальной кейс, однако по требованию командира без колебаний передала ему цель самоубийственного похода.
Спустя десять растянувшихся в вечность минут наёмники оказались перед выходом из административного корпуса. Бесшумно ступая по брошенному десятилетиями назад мусору, они выглянули наружу и, едва почувствовав приятную приближающуюся безопасность, в очередной раз обомлели - оставленные ворота теперь были раскрыты настежь, хотя "Монолит" и пришёл к ним с другой стороны.
- Что с рацией Грека? - шёпотом поинтересовался Тайга, озвучив свою давнюю, но забытую в водовороте событий догадку, и внимание всех тут же оказалось приковано к закреплённому на груди Аскета девайсу. Тот был разодран когтями и безнадёжно испорчен.
- Чёрт... Похоже, что "Долг". Отступаем...
- Командир, ты свихнулся? Куда?!
- Он прав. - согласился Берёзин, собрав сверлящие глаза наёмников теперь уже на своей персоне. - Они должны точно знать, зачем мы пришли и где мы. Наверняка сидят в засаде и ждут, пока мы явимся к ним тёпленькими. Надёжнее выйти с другого корпуса.
- Переход? - додумала Кавейра и получила в ответ утвердительный кивок.

Злосчастная компания завалилась обратно. Осилив на цырлах ступени, ведущие на второй этаж, наёмники оказались в продуваемом через разбитые витражи помещении. Здесь же, у былого объекта величия, за улицей наблюдал "монолитовец", жутко раскачиваясь из стороны в сторону. В мертвой хватке сектанта была сжата немецкая G36 - её очертания легко узнавались хоть в полумраке - а наверняка столь же холодный взгляд подмечал каждую деталь окружения. Вот только даже такой солдат Зоны всесилен не был - и всё происходящее за спиной, при должной сноровке "происходящего", оставалось для него неизвестным.
Одним молниеносным движением Кавейра выпрыгнула из положения сидя, оказавшись буквально на шее фанатика, и провела огромным складным ножом по возжелавшему закричать горлу. Наружу вырвался только хрип - настолько беззвучный, что его с лёгкостью заглушал продолжавшийся за стеной проклятого "Юпитера" ливень.

Аскет молча показал знак "окей" и велел оттащить труп подальше. Спрятав тело бездушной машины убийств в пустом, как его воля, ящике, сталкеры наконец оказались в разделяющем два одинаково мрачных корпуса переходе, где и столкнулись с новой, - кто бы мог подумать, - проблемой.
- Волшебно.

Ровно посреди коридора, через который без всяких препятствий гулял ледяной ветер, явилась измученным грешникам вполне очевидная, но оттого не менее мерзкая "Карусель". Путём сканирования - нет, не детектором, а простыми болтами, - было выявлено чистое от гравитационных искажений пространство, прилегающее к самому краю. Места вполне хватало, чтобы протиснуться боком, но беспокоило здесь другое - идти там значило светиться в любом из окон.
- Я пойду первым. - Тайга прощупал себе безопасную тропку, использовав гайки в качестве вешек. - Просто старайтесь вжаться поближе к стене. Не бойтесь, не упадёте. С другой стороны куда хуже...
Наконец-то проводнику доверили дело, в котором он разбирался лучше, и тот впервые с момента появления на самом треклятом заводе почувствовал себя не заложником разборок серьёзных дядь, а действительно кем-то нужным. Выдохнув старательно и, говоря честно, нервно, Алекс сделал несколько осторожных шажков в сторону аномалии. Край гравиконцентрата уже облизывал поддающийся воздух в каких-то сантиметрах от лица сталкера, но тот, не отвлекаясь на выступившие крупные капли пота, упорно держал хотя бы такую дистанцию. Шаг, за ним ещё, и ещё... готово.
- Всё просто. - подбодрил парень с другой стороны. - Видите?
- Ага... - в голосе следующего не прослеживалось энтузиазма, но Анубис, как опытный и донельзя тощий, влез в предоставленный коридор ещё вдвое быстрее.

Проблемы начались, как водится, с замыкающей, оказалась которой преодолевшая две трети пути наёмница. Она, конечно, легко справилась бы с подобной задачей - но возникший с того конца коридора "моник" оказался нежеланным гостем на празднике пока ещё жизни.
Это было началом конца.

Едва завидев силуэт в сером комбинезоне, Аскет машинально дал длинную очередь - которая, по суровым законам Зоны, внутри "Карусели" закручивалась в смертоносный рой. Одна пуля тут же угодила Кавейре в живот, вторая и третья, по спирали спустившись ниже, прошили ей левую ногу. Отстреливаться в столь узком пространстве та не смогла бы при всём желании, а ещё, что гораздо хуже, тело девушки закрыло собой единственно возможную линию огня для её отряда.
Осознавая своё положение, оперативница напрягла все силы, чтобы продолжить стоять. Огонь с обеих сторон прекратился по причине своей бессмысленности, но к "монолитовцу" в этот момент явно спешила подмога. Кавейра же, истекая кровью и безмолвными слезами, подозвала к себе стоящего ближе всех Тая, что до тех пор инструктировал каждый её шаг и вдох, а сейчас лишь стеклянными глазами уставился на глубокие раны и даже не сразу отреагировал.
- Да? - чуть слышно промолвил он, подойдя к "Карусели" ближе, чем когда шёл вдоль аномалии.
- Аскет, он... - девушка еле подавила стон, чтобы продолжить прерывистым шёпотом - В том кейсе документация. По одному... оружию.
"Монолитовец", стоя напротив на всё ещё порядочном расстоянии, молча наблюдал за подбитой своими жертвой, уподобляясь птице-падальщику вроде мрачного чёрного ворона. Откуда-то с его стороны слышался топот тяжёлых сапог.
- Так...
- У него есть... Свои проблемы... Но он пойдёт на всё... - наёмница отхаркалась кровью, и из зияющей в животе дырки начало что-то вываливаться. - Вот и п****ц... хах.
- Слушай, у нас нет времени... - при всём сочувствии проводник отчётливо понимал, что подобное промедление сулит неприятностями всем остальным.
- Знаю. Встань за мной.

- Что?
- Ты всё прекрасно понял. Скажи Эльбрусу... а, неважно. Три, два...

До Тайги действительно дошло - но не раньше, чем Кавейра начала свой жуткий обратный отсчёт. Прикрывшись её без преувеличения на редкость шикарным телом, из которого вместе со скопившейся на полу лужей крови уходила и сама жизнь, сталкер направил автомат на единственного пока оппонента - пусть на данный момент прицел и упирался в ребро несчастной. Это была дуэль. Со щитом из остатков плоти...
На счёт "раз" перебитая в двух местах нога сталкерши с трудом оторвалась от липкого красного пола и с готовностью шагнула в установленную самой Зоной ловушку. "Монолитовец" вскинул ствол, но готовый к такому - разве что не морально - Тайга тут же поймал его в перекрестие и успел выжать спуск. Потом проводника часто мучила мысль, что в накалившейся обстановке он начал стрелять ещё раньше - и эту идею подтверждало дальнейшее отсутствие криков со стороны разрываемой на куски девушки...

Но об этом никто не расскажет.

Тайга, пошатывающийся от волнения и окроплённый горячими внутренностями, отступил назад, за аномалию. В проходе тут же возникло четверо: как на подбор с импортными винтовками и в экзоскелетах. Ну прямо Всадники Апокалипсиса...
Очередь. Ещё. И ещё.
Всё уходило мимо. Алекс, недавно не ведавший цену убийству, стоял, обмотанный чужими кишками, и истерично смеялся вслед пролетающим мимо пулям. Их свист даже казался досадным - действительно, как же так?
- Пошли на хер, говно собачье! - Тайга показал преследователям средний палец и с натянутой жуткой улыбкой повернулся к соратникам. Которых она не встретила.
Вместо привычных, пусть и таких отталкивающих лиц, на Алексея смотрели другие. Ещё более незнакомые, и уж точно недружелюбные. Сами напарники, с приставленным к каждому конвоиром, сидели, сложив руки за головой, и покорно смотрели в пол.

Последнее, что запомнил Тайга - с солидным ускорением приближающийся к лицу приклад, да четыре алых, как кровь, пластины на грудине чёрного комбинезона.

Caffeine

 

252 66
Сталкер
Мясник с Агропрома

#4 24.09.2019, 18:52


Глава 2: Не время для драконов



Действующие лица:
Берёзин Алексей Игоревич.
Время действия: 9 октября 2017 года; 05:53.
Место действия: Российская Федерация, индустриальный район г. Ижевск, заставленная однокомнатная квартирка бывшего проводника.
Подробное описание: мерзкий дождь, полумрак и погасшие фонари. Сегодняшняя атмосфера на улице в точности передаёт состояние когда-то Тайги весь последний год. И пусть сам он находится внутри полузаброшенной собой же квартирки на окраине города, физически прочные стены не прибавляют лежащему в полудрёме Алексу никакого комфорта.


Вы знаете, что такое шестое чувство? Быть может, его вовсе нет? Да, вероятно, вы скажете, что это полнейший бред, в подтверждение чего выложите на первый взгляд очевидные факты о подсознании, работу которого мы принимаем за нечто мистическое. Но спросите любого сталкера, что в Зоне уже больше года. Шестое чувство не просто есть. Только благодаря нему здесь и можно так долго прожить...

Тайга проснулся от того, что в него целятся. Картавый стоял над ним с вытянутым в длиннющей руке "Кольтом", еле слышно, но судорожно вдыхая затхлый подземный воздух. Глаз ведущий не размыкал; и, лишь почувствовав какой-то фантомной точкой финальную стадию напряжения, резко сорвался вверх за секунду до выстрела.


Которого в этот, наверное, трёхсотый раз за прошедший год, так и не произошло. Хотя порой и хотелось.
- Твою мать... - резко подскочил Тай, попытавшись отвести невидимую и, более того, несуществующую руку противника. Фантомный выстрел ушёл в потолок, проделав там очередной портал в мир, из которого на некрепко спящего проводника заместо штукатурки день ото дня сыпалась паранойя - кстати, вполне реальная.

По стеклу барабанил дождь. Вся последняя неделя вообще будто стала его квинтэссенцией: по мере приближения холодов ливень упорно усиливался, всё больше напоминая тот, что когда-то, как очередное искусственно созданное испытание, заливал окрестности чернобыльского завода. За окном, кстати, завод тоже был; проблемы же Алексей Игоревич творил уже сам себе.
- Очередной светлый прекрасный день, благослови его Чёрный Сталкер... - саркастично отметил тот, потянувшись за китайским "ведроидом" с разбитым давно экраном. Привыкшим к экранчику ПДА глазам отчаянно не хватало диагонали, благо, на помощь тут же пришёл звук, оповестив одинокого проводника об упавшей на телефон СМС-ке.

Что там, Семецкий помер?
Нет. Просто задолженность за коммуналку.

Неожиданно на решётку снаружи сел большой чёрный ворон. Тайга грустно улыбнулся ему - уж больно всё последнее время сталкер напоминал самому себе эту птицу. Пошарившись под подушкой, Алекс нашёл там отнюдь не легко упирающуюся в ладонь рукоять пистолета; вскоре вьющейся белой лентой, которая, как это постоянно бывает, самозапуталась в морской узел, на белый свет - или холодный мрак - показались айподовские наушники. Впрочем, и то была постоянно ломающаяся китайская реплика, благо, как сам обитатель квартиры - хорошо, что не сдохли.
Решив непростую логическую задачу по выпрямлению, Берёзин засунул себе в уши спасательные капсулы на проводочках и, недолго пошарившись в плейлисте, выбрал там что-то близкое к своему настроению.

Начавшиеся гитарные переборы тут же тронули душу парня, и он, превратив пожизненную уже рефлексию в терминальную стадию апатии, откинулся головой назад, вслушиваясь в слова и вступившую в игру партию ударных - как барабанов, так и слов по его треклятой личности:

И куда бы я не бежал, как тюрьма для меня сей холодный шар
В этом зеркале мой кошмар, и по всем остальным фронтам
Мир исправно трещит по швам.


Нет, пожалуй, то было уже слишком. Выключив музыку с такой скоростью, будто экран мог здорово обжечь пальцы, Алекс поднялся с кровати, на миг поёжившись от пробравшего холода, нацепил небрежно валяющуюся на краю одежду и, хорошенько пару раз матернувшись, подошёл к своему окну. Слова регулярно переслушиваемой сталкером песни, впрочем, продолжились уже в воспалённом сознании.

Скажи, как пережить эту зиму?
И теплота людей не лучше, чем канистра с бензином;
Ты мне не брат, но всё-таки скажи мне, в чём сила
И рассуждать о вечном в этом склепе невыносимо...


Внизу, по своим муравьиным делам, бегали крошечные человечки. Этаж был всего четвёртым, но даже отсюда трупом разлёгшийся внизу серый мир казался маленьким до такой степени, что сжался в едва видимую сингулярность, с той лишь разницей, что последняя содержала в себе бесконечную плотность. А мир... мир, напротив, был исчерпывающе пуст, затягивая в космический вакуум мрака офисных менеджеров, политиков, дворников, официантов. И все они с готовностью шли, не разбирая дороги, в это прекрасное, как им внушили советскими песнями, сияющее "далёко". С жестокостью которого, увы, не сравнится ни одна Зона.

Брат, к слову, о ней и не знал. В последнее время вернувшийся с промысла сталкер редко контактировал с Пашей, что жил сейчас в Киеве и вроде как руководил строительством какого-то микрорайона. Не сказать, чтобы Алекс завидовал младшему брату - скорее просто был за него рад. Тем более, что на постоянной и относительно хорошо оплачиваемой работе список везения этого харизматичного остолопа отнюдь не заканчивался. В последний раз экс-Тайга виделся с Павлом на барбекю ещё в бородатый, не запутаться бы, какой, год; и, что особенно поразило на тот момент старшего родственника, так это невиданная никогда прежде любовь в его отношениях с Олей. Тогда та ещё не была его женой, а брак парочка заключила, насколько мог помнить потерявшийся во времени сталкер, буквально два месяца как. Теперь каждый новый часовой разговор по телефону сопровождался восторженным трепетом брата про "Оля так, Оля сяк", а Тайга, совершенно не ощущая от нынешней жизни положительных эмоций, был только рад получить позитив хоть в такой форме. Да и, что говорить, у многих бывало. Но у них - по-особенному.

Алексей же томился в коробке. По ночам он частенько выходил туда, в ледяной для своей души вакуум, чтобы с интересом разглядывать огромные гусеницы тянущихся друг за другом автомобилей, беззаботные лица, смеющиеся, казалось, над ним. Сравнение с космосом как нельзя лучше подходило ещё и по той причине, что от боли, причиняемой осознанием своей бесполезности, Тайга хотел спрятаться в непроницаемой для внешних воздействий СЕВЕ куда сильнее, чем стоя посреди Припяти или подземелий легендарного Агро, где скопившиеся в одном месте кислотные аномалии без должной защиты прожигали все внутренности. Но, чёрт подери, даже эта токсичная дрянь никак не трогала душу.
А существовал ли вообще скафандр?

Даже лицо, которое Берёзин невзначай наблюдал в отражении, задумчиво глядя в окно, он до устали в сводимых от ненависти скулах хотел бы закрыть тёмным зеркальным забралом. Донельзя длинная щетина, какую старатель никогда прежде не позволял себе отрастить, усталые, запавшие внутрь глаза... Интересно, что бы сказала на такой видок парня его бывшая пассия? Бывшая тогда, когда Алекс слыл весёлым и энергичным шутником, стремящимся к хорошей, но труднодоступной в Ижевске карьере, и вместе с тем не слишком парящимся об учёбе? Да наверное, ничего. И была бы абсолютно права. Или обняла, из простой человеческой жалости. Чёрт...

Берёзин с особенной яростью ударил по холодному, рыдающему дождевыми каплями стеклу, и, особо не целясь, попал точно в голову раздражающего второго себя.

Или того же первого...
Учитывая, что снимаемая квартира бралась проводником в новый ад из принципа "было бы, где упасть", даже в семнадцатом году прогрессивного века пластиковые окна остались для неё лишней роскошью. Самостоятельно же менять их Тайга тем более не собирался - совсем не те были цели и мысли. Так что сейчас, в каком-то смысле, Алексей пожалел и об этом: от крепкого удара первый из двух слоёв разлетелся вдребезги, неглубоко, но солидно порезав руку, и, довольный своей работой, мелкими осколками выпал на светло-серый холодный пол.

Во весь голос покрыв матом и без того шумную сцену, хозяин квартиры в сердцах пнул по батарее и наконец успокоился. По руке, до самого локтя, извивалась горячими струйками капающая на всё те же осколки кровь. Тай осмотрел повреждения: нет, ничего серьёзного. В процессе поисков упаковки бинта, коих у ветерана несуществующей войны по старой привычке было минимум пять, Алекс успел минимум трижды услышать ответный стук по гудящему от утренней злобы элементу систем отопления. Что же, вполне справедливо.

Невыносимо, как скелеты из шкафа
И под этим грузом вечности
Давно трещит и мой позвоночник
И как палач, что тащит голову свою же на плаху
И топором над каждым словом своим поставит точку.

Работа, в отличие от проблем, находиться отчаянно не желала. То есть да, любой дурак, коим Тайга себя не считал по достаточно объективным причинам, был бы способен устроиться мерчендайзером в сетевом супермаркете или сторожем на стоянке. Но по прежним меркам проводника в предлагаемой там зарплате не хватало как минимум два или три нуля, да и, сказать честно, даже при трудоустройстве на столь банальные должности порой возникали курьёзы. Особенно показательным в их череде стал случай, когда Алекс, забив на всё, проходил собеседование на должность охранника захудалого ресторанчика - точки сбора окрестных пьяниц. Отвечая на вопрос, "имеется ли у вас опыт работы в подобной сфере?", Тайга заржал так истерично, что еле успел сбежать, пока ко входу в кафе не подъехала чудо-карета из дурки. И, что самое забавное, но пугающее - на бумаге опыта действительно не было.

Трясущимися от нового приступа одному ему известной болезни руками Берёзин кое-как захватил столовую ложку, которой, вслепую пошарившись в пачке крепкого молотого кофе, извлёк оттуда три с горкой ложки и перенёс оттуда уже в медную турку. Загоревшийся с конфорки огонь, как ни парадоксально, чуть остудил разгоревшуюся в голове сталкера войну с собой. Но если так пойдёт дальше, то скоро отключат и газ...

Через долгие, как то часто бывало в Зоне, пять-шесть минут бодрящий напиток оповестил о своей готовности ни с чем не сравнимым ароматом. Алексей перелил полученный им эликсир в кружку, которая заполнилась только наполовину, захватил ручку перебинтованной кистью, после чего, с выступившим наконец умиротворением подув на уходящий к потолку белый пар, отпробовал кофе, довольно прищурившись. Нет, чего-то в нём всё-таки не хватало. Здоровой рукой отворив дверцу настенного шкафчика, Берёзин вновь, уже с подозрительной частотой, насладился открывшимся видом - абсолютная пустота, среди которой гордо возвысилась почти опустевшая бутыль огненно-золотистого "Джека".
- Иди сюда, мой хороший...

Сейчас крепкий хороший вискарь был важнее любого топлива. С громким бульканьем опустошая сосуд в свою чашку, проводник вспоминал, как глушил алкоголь той же марки в "Штях", готовясь к очередному заданию или социально расслабляясь с товарищами после смертельно опасной ходки. Что ни говори, воспоминания о том этапе жизни, разумеется, были во многом ужасными. Но это всё, что вообще осталось. Погрузившись с головой в ностальгию, Алекс и не заметил, как до краёв наполнил бывшее когда-то простым кофе содержимое стакана ароматным, но явно с перебором янтарным пойлом.

Тайга усмехнулся. Не так девушка учила его готовить ирландский кофе...


И куда бы я не бежал, как тюрьма для меня сей холодный шар...

Через частично разбитые стёкла в квартиру начал проникать солнечный свет и стремительно расползаться внутри, наполняя собой пространство. Алексей, настроение которого неведомо как улучшилось, потянулся до хруста костей, что так и не успел сложить близ какой-нибудь аномалии. Зато саркастично подметил, что оставил внутри Зоны рассудок, раз до сих пор слышит знакомые строки в своей голове.

Пока вдруг не понял, что это звонит телефон - не далее как два дня назад он поставил на рингтон столь запавшую в остатки души песню.

Широкими шагами преодолев расстояние до кровати, Берёзин поднял оставленный впопыхах телефон, который сейчас разрывался, валяясь динамиком вверх. Перевернув гаджет, ветеран улыбнулся - на него, почему-то в такую рань, смотрело с маленького экранчика в кои-то веки знакомое имя. Единственное, что вообще было записано в книжке.
- Да, Паш?

Улыбка сползла с лица так же стремительно, как появилась. В трубку буквально рыдали - так, как не выл сам Алекс, запертый в квартире со своим отчаянием и воспоминаниями. Вспоминая навскидку, ни один из напарников Тая, теряя товарищей, не издавал и близко столь леденящих кровь звуков.

- Паша?...

(Pyrokinesis - ONI)

Caffeine

 

252 66
Сталкер
Мясник с Агропрома

#5 24.10.2019, 21:27


Глава 3: Когда надежда отчаялась



Действующие лица:
Берёзин Алексей Игоревич, Берёзин Павел Игоревич, ночной город.
Время действия: 12 октября 2017 года; 02:41.
Место действия: Украина, г. Киев, Шевченковский район, ул. Академика Ромоданова.
Подробное описание: красный, жёлтый, зелёный. Опять красный. Светофор, расположенный на пересечении полупустых улиц, одиноко меняет цвета, подлавливая в свои сети редкие автомобили, неведомо куда катящиеся столь поздней ночью. Однако, у них есть и более отчаянные конкуренты: скрываясь за капюшоном от вновь моросящих капель, вдоль трёхэтажных домов брёл таинственный, в том числе для себя, незнакомец.


- Смотри куда прёшь, кретин! - раздалось из-за опустившегося стекла пролетающей иномарки.
Пролетающей, надо сказать, на свой свет - просто какой-то престранный тип, за чьим капюшоном даже не было видно лица, полностью игнорируя все сторонние факторы прошествовал в таком состоянии уже не один квартал и, вот как сейчас, очередной злополучный перекрёсток. Если бы у водителя была физическая возможность заглянуть в глаза подозрительного бродяги, он не увидел бы там ничего, кроме слепой пустоты; так что, кажется, само провидение вело его за какой-то неизвестной посторонним целью, не давая отклониться с маршрута или попасть под колёса. Впрочем, только что высказавшийся лихач в судьбу верил едва ли, а потому, засверкав в темноте ночи задней оптикой "Челленджера", приостановился и начал сдавать назад.

Красивая машина.
- Эй, мудозвон! Оглох что ли?
А молчаливый безумец лишь невозмутимо шагал дальше, даже не сменив темпа. Его уши были заняты белыми "подсами", в которых достаточно громко, чтобы перебить поток мыслей и разноситься на пару метров, играли то клауд, то тяжёлые гитарные инструменталы. Но это не значит, что обладатель наушников не слышал продолжавшихся в его сторону выпадов. Они просто его не волновали. Как и всё, мимо чего он прошёл - и физически, и морально.

Поняв, что развернулся слишком рано, не намеренный так просто прощать ошибок водитель нагнал в упор игнорирующего оппонента, благо что не сбив оного, и выполнил впереди слабое подобие полицейского разворота, чуть не вмазавшись в ближайший фонарный столб. Контролировать маслкар было куда сложнее, чем понтоваться V8 и стреляющим выхлопом, и, хоть ненароком взглянув на вышедшего из салона авто паренька, можно было легко понять, что нарваться довелось на очередного мажорика - или, правильнее сказать, его горячо любимого сына. Ловко, будто просочившись, пешеход обогнул чёрный корпус "Доджа", всё ещё не проявляя интереса к происходящей вокруг ситуации. Через какое-то время, сразу после летящего в спину агрессивного присвистывания, на очертаниях мокрого ночного асфальта проявилась и тень, что ловко покручивала в руке бейсбольной битой. Что ж, это тоже в своём роде классика.

Момент для атаки был выбран крайне неудачный. Я ведь уже говорил про шестое чувство?

Нет, на этот раз всё было действительно проще. Как следует замахнувшись, парень не учёл, что отражается в солидных размеров луже - одной из многих, что Тайге пришлось пройти мимо, обогнуть или вовсе замерить в легко промокающих кедах; впрочем, и на это сталкеру сейчас было плевать. Легко подгадав момент, Берёзин ушёл вниз всем корпусом, одновременно ударив локтем поближе к почке и довершив нехитрую комбинацию увесистым ударом в челюсть с разворота. Случайный противник тут же рухнул на мокрый асфальт, и Алексей, убедившись, что лишь немного покалечил упавшего, смерил его всё настолько же равнодушным взглядом, после чего развернулся и на прежней скорости ушёл прочь в освещаемый приятной желтизной фонарей ночной город. В каком-нибудь фильме на побеждённого непременно стоило бы плюнуть, но Тайга едва ли держал лишнее зло на того, под чьи колёса сам же и кинулся. Да и какой теперь вообще смысл...

Ветер сегодня был холоднее обычного. Чуть поёживаясь под его дуновениями, проводник наконец проявил хоть какой-то интерес к окружению и повернул голову направо.
"Киевский Институт Международных Отношений" - тут же прочитал он на солидных размеров табличке. Иронично, что с именно с отношениями у Берёзина - а тем более его младшего брата - возникли особенные проблемы. Корпус же учебного заведения снаружи выглядел очень простенько: явно советская архитектура, окна, ещё даже не заменённые на пластиковые... Забавно, но нынешнее состояние Киева навевало ветерану приблизившейся Зоны мысли о киберпанке - уж больно занятно здесь сочетались элементы ушедшей эпохи с современными технологическими решениями.

Тем временем Алексей упёрся в искомую улицу Юрия Ильенко. На этот раз оказавшись с противоположной её стороны без всяческих происшествий, Тайга повернул налево, про себя подметив, что теперь ледяные порывы не будут так его доставать под защитой бетонных коробок. На горизонте замаячил человек в длинном плаще, пафосно, засунув руки в карманы двигающийся во встречном направлении с неизменной шляпой-котелком на голове. Стоило парочке поравняться, как незнакомец, заглянув в глаза проводника, чуть не споткнулся и быстрым шагом, позабыв о походке, устремился куда-то прочь. А понту-то было...

Самому Алексу такое его состояние совершенно не нравилось. Пусть оно и давало своеобразное ощущение "наплевательской уверенности", ветеран чувствовал, как несправедливое чувство вины гложет его изнутри. То, что произошло, никак не могло быть с ним связано, однако осознание факта, что он потратил больше года на попытки незаконно поднять бабла, рискуя жизнями себя, других, а кого-то и сознательно убивая, когда совсем рядом находились люди, ради которых действительно стоило бы умереть... разве что до этого не было повода.
Берёзин поравнялся теперь с рестораном "Веранда", и, окончательно забывшись, стал дёргать за ручку двери. Заперто. Ещё несколько попыток... стоп, что?

Проблеском света во мраке стал, как то обычно бывает, ничем не примечательный в повседневности круглосуточный ларёк, к которому Алекс приблизился, впервые за всё время ускорившись. Справедливости ради, то был скорее небольшой магазинчик: за сваренной из железных листов прямоугольной конструкцией с гордо мерцающей цифрой "24" скрывалось помещение с минимумом свободного пространства. Всё вокруг было заставлено стеллажами с шоколадными батончиками, дешёвыми полуфабрикатами и, - хвала Чёрному Сталкеру, - алкоголем.
Полная продавщица, занимающая три четверти места за прилавком, авансом смерила Тая недобрым взглядом, уже понимая его желания и наверняка путая с каким-нибудь выпивохой.

Впрочем, было ли это ошибкой?
- Джим-Бим, ноль-семь. - беспардонно заявил сталкер, уже присмотрев себе нужный бурбон.
- А время не беспокоит? - поинтересовалась сотрудница магазина.- Что ж вам днём не бухается...
Вместо ответа на столик упали две с половиной тысячи - ровно на одну больше, чем требовал ценник.
Недовольно закатив глаза, но еле заметно улыбнувшись, тётка достала с полки обещанное и всучила напиток покупателю. В её взгляде читалось теперь неподдельное удивление - выбор клиента и размер взятки явно не соответствовали её представлениям о "синяках" из окрестных дворов.
- Заходите ещё!

Едва ли. Захлопнув дверь, отчего тут же разошёлся поднадоевший звон маленьких колокольчиков, Тайга молча продолжил своё турне в дождь, теперь ещё и сжимая в руке горлышко золотящегося бурбона. Недолго думая, проводник открутил крышку и приложился к бутылке, даже не приостанавливаясь. Не до того.

Внутренности, где-то в районе сердца, тут же заполнило согревающим теплом сорокаградусного алкоголя. Как ни странно, идти стало заметно легче, хотя через пару минут Берёзин с трудом различал предназначение окружающих его построек. Довершив где-то четверть напитка, Алексей всё же спрятал его в рюкзак. Это он ещё успеет чуть позже...

Юрия Ильенко, 51Б. Судя по расположенной на стене табличке, именно этот дом и являлся конечной целью Тайги. Типичная новостройка, выкрашенная в салатовый цвет - неплохое решение для загруженного мегаполиса. Младший брат, устроившийся технологом на строительстве микрорайона, зарабатывал достаточно денег, чтобы регулярно переезжать, и в пределах того же Киева менял место жительства уже по меньшей мере три раза, - так что здесь Алексей ещё не был. Сталкера немного смущало, что на своём прошлом "промысле" он порой зарабатывал куда больше, но в итоге остался почти ни с чем, отчего в глазах не имеющего понятия о Зоне Павла становился незадачливым родственником. Тот, конечно, такого не скажет, но положение, при котором теперь оказались оба, наводило на определённые мысли. Скорее всего, придётся раскрывать карты. И не потому, что Алекс хочет сам показаться полезнее. Он просто решил для себя, что это единственный способ помочь...

Парень присел на скамейку. Чуть потупив в асфальт в попытках разглядеть отражение унылой как никогда рожи, проводник достал телефон, и трясущимися не то от холода, не то от волнения руками набрал всё тот же знакомый номер. Потом вспомнил, какую делает глупость и тут же сбросил. Алкоголь всё ещё давал в голову, но постепенно выветривался. Однако Тайга, уже дав о себе знать, вынужден был подойти к подъезду и набрать... сто семьдесят три, кажется?
- Да? - ответил с той стороны, несомненно, нужный человек.
- Это я, Паш. Открой.

- Девятый этаж. - послышалось вскоре сквозь стену внезапно возникших помех и дверь размагнитилась, сопровождая процесс привычным любому жителю СНГ пиликанием.

Десяток ступеней, поездка на новёхоньком лифте - ничего из этого Алекс вообще не запомнил. Ментально очнулся он, лишь обнаружив себя непосредственно около двери со знакомым трёхзначным числом. Вскоре та отворилась, и на пороге возник странного вида мужчина. Обычно прилизанный, насколько то было возможно, сейчас Павел напоминал старшему брату растрёпанного бездомного, наверняка не просыхающего все три дня, что Тайга до него добирался. Не сказать, что сталкер не был занят в точности тем же, однако именно растерянно уставившийся в пол технолог выглядел совершенно не на свои годы. Торчащие во все стороны грязные волосы, перекошенное лицо, половину которого занимали теперь тёмные круги от практически полного отсутствия сна... На таком фоне хозяина квартиры выгодно выделяли разве что относительно приличные шмотки, но и те успели заметно помяться, давно растеряв весь былой лоск.
- Эй... - наплевав на приметы, которые вне Зоны действительно не имеют практической ценности, Алексей поздоровался через порог и, оказавшись на стороне родственника, молча приобнял его и крепко хлопнул пару раз по спине. - Выглядишь...
- Да, я знаю... - отмахнулся Павел, даже запамятовав поздороваться после по меньшей мере двух лет разлуки. - Заходи, тут бардак только...

Вопреки словам брата, выглядела квартира куда опрятнее, чем оная у проводника. Видно, что не ухаживали за ней только последние пару дней, о чём свидетельствовала лишь стоящая тут и там пустая тара от алкоголя и осколки разбитых вещей. Кому-кому, а пришедшему гостю не стоило объяснять, что это могло значить.
- Ничего. Разуваться?
- Да ты чего, у меня тут стекло... Погнали на кухню.
По дороге к заветному помещению Берёзин лишь успел выцепить взглядом несколько экземпляров дорогой мебели, стоящей в соседних комнатах, да светлые интерьеры гостиной. Что ни говори, уровень жизни младшего брата не шёл ни в какое сравнение с ветераном локального фронта.
- Чай, кофе? - будущий Бренди распахнул шкафчики и грустно улыбнулся, встряхнув в воздухе пустой банкой растворимого Nescafe. - Бл**ь.
- Не парься, я всё равно бы не стал. - Алекс достал из рюкзака напиток, который вскоре и станет основой для прозвища Паши. - Вот. Проставляюсь, типа.

Это помещение разительно отличалось от прочих. Не нужно было обладать дедуктивным мышлением, чтобы понять - именно на кухне единственный теперь обитатель квартиры проводил большую часть своего бесконечно тянущегося времени. Концентрация бутылок иссякшего крепкого вискаря достигала здесь своего апогея, на столе беспорядочно валялись мятые пачки, а подоконник украшала эксклюзивная золотистая пепельница с ещё дымящейся сигаретой.
- И давно куришь? - несколько удивился гость.
- Три дня как. - Павел пожал плечами, и Тайга мысленно начал корить себя за отсутствие такта. - А за бренди спасибо.

Младший брат уселся на табуретку и молча стал сверлить взглядом ноги. Алексей тут же расположился рядом.
- Ну... мне... мне жаль. - сталкер не знал, как ему подступиться, но собеседник никак не отреагировал, так что Берёзин позволил себе продолжить, отпив немного из личных запасов для храбрости. - Как там Оля?...
Паша приложился в ответ - и разом опустошил треть.
- [Хреново], как. [Ублюдок] на грузовике вылетел прямо на встречку во время обгона... Чудо, что она до сих пор жива.
- Ты... ты рассказывал, но я не об этом. Извини. Какие прогнозы?
Бренди пристукнул кулаком по столу и сбил с него откупоренную бутылку. "Джим" начал разливаться по полу, но Алекс, посмотрев на формирующуюся лужицу с ноткой грусти, довольно быстро от неё отвлёкся. По крайней мере, и виновник локальной трагедии успокоился, что сейчас было куда важнее.

- Мой косяк... Прогнозы? Плохие. Дышит, разговаривает, ест через трубочку... но на ноги точно не встанет. А года через полтора и совсем...
На глаза говорящего навернулись слёзы, и Тай, неловко утешив его, подорвался со стула, чтобы помочь вытереть с пола золотящийся эликсир.
- Тише, тише... - продолжил он сразу, как вернулся на прежнее место. - Есть же какие-то... какие-то шансы на хороший исход?
- Хороший... - Паша не уставал повторять выражения брата - Ходить уже точно никак. Но выжить возможно. Естественно, с операцией. В Германии, одиннадцать лямов рублей... Я столько в руках не держал... Эта квартира и половины не стоит...

Что ж. Сумма большая, но теперь по крайней мере конкретная.
- Да, я тоже. Но знаешь что. Мы сможем её собрать. Я смогу.
Прежде пустые глаза отчаявшегося родственника впервые за время диалога сфокусировались хоть на чём-то.
- Как? - прохрипел он.- Если ты хочешь ограбить банк, или... Мы оба сядем и нихера не получится... Я тебе не позволю, ты один у меня остался...
- Нет, Паш. - Алексей положил руку на плечо брата и спокойно, насколько мог, заверил его в обратном. - Нарушать закон я не стану. Точнее... Это будет наименьшая из проблем. Но я справлюсь!
Непонятно, кого теперь убеждал Тайга - собеседника или себя.

- Да как?! - Паша поднялся с места и чуть не перевернул весь стол. - Не надо утешать меня просто так! Думаешь, это поможет?! Если бы ты мог зарабатывать на своём прежнем месте, ты бы не томился в [грёбаной] конуре все последние... Чёрт, да ты даже съезжал несколько раз из-за неуплаты!

Алексей молча уставился на поднявшего истерику так, что тот мигом утих. Надо же, они оба одинаково сбрендили... И всё-таки брат, даже будучи в стельку пьяным, подозрительно хорошо соображал.
- Сядь. И слушай меня очень внимательно. Все последние годы я... Это была неправда. Я никогда не работал ни в какой Сибири. И вообще, по сути, нигде. И...
- Эй, эй... - Бренди засомневался. - Мы не будем толкать наркотики... Как ты вообще...
- Я же сказал - СЛУШАЙ. Короче. Слышал про Зону что-нибудь?...


Дальнейший рассказ экс-Тайги занял по меньшей мере полчаса. В ходе этого действия его младший брат моментально трезвел, а сам проводник, вспоминая события прошлых лет, так увлекался этим, что порой переходил на не имеющие никакого отношения к делу частности, с которых заинтересованный Павел очень быстро его сбивал.

- ... то есть... А этот твой Исполнитель... - глаза соображающего Бренди бегали во все стороны в поисках мнимой опоры. - Если мы до него дойдём... Он хоть кому-нибудь помо...
- Стой-стой-стой... - Алекс демонстративно поднял ладонь. - Что значит "мы"? У тебя нет ни подготовки, ни...
Сталкера перебили в ответ.
- Лёш, мы спасаем МОЮ жену. И мне абсолютно насрать, что со мной будет, потому что без тебя ничего не получится, а я...
- Уф-ф-ф... Ты не понимаешь. Ты будешь лишней абузой. Это будет мешать...
- Да, но как ты искренне загадаешь этому Исполнителю, если... ну...

Тай натянуто улыбнулся. Он уже делает вид, что понимает концепцию. Вот чудак.
- Во-первых, поверь, я бы смог. Но во-вторых, что важнее - никто не уверен, что эта штука работает правильно. Или вообще существует. Вариант с ним мы держим только на крайний случай. Самое правильное решение - прибыть в Зону, заработать на снаряжение, двинуться ближе к Центру и взяться за что-то...
- А сколько всё это займёт?... - возбуждённый появившейся из ниоткуда надеждой хозяин квартиры упорно не давал гостю договорить.
- Должно не особо долго. - Тай взялся за голову - Если я вообще выживу.
- Каковы шансы?...
- Процентов пятнадцать.
Собеседник кивнул.

- В жопу, пошли покурим.


- Передай завтра Оле, что мы в любом случае её не оставим. Если заедешь.
- Обязательно. А ты не останешься?

Взошедшее солнце нежно облизывало кроваво-красными лучами бока громоздившихся многоэтажек. Вопреки всем известной песне, оно не было пьяным, чего нельзя было сказать о сидящих на скамейке родственниках, что до утра без перерыва обсуждали варианты возможной смерти, которые, как то ни странно, давали обоим ощущение искреннего воодушевления.
- Паша. Это в последний раз. - Алексей стряхнул пепел на мокрый асфальт и заглянул брату в глаза. Всё ещё неимоверно глубокие, но хотя бы на дне в них появился тот самый огонь.

Выдох.

- Если мы всё же решим. Пойти на всё это. Пообещай, что если я скажу тебе сваливать - ты это тут же сделаешь.
Пауза повисла на целые две минуты, и когда бывший сталкер уже собирался переспросить, Павел ответил ему:
- Обещаю.

Тайга улыбнулся.
- И во что мы с тобой ввязались... Хорошо. Ничего хорошего, правда...
- Так. Повторяем план действий. Ты заляжешь на дно на полгода, чтобы я мог найти деньги другими способами. Если всё пойдёт максимально [плохо] - набираю тебя не раньше этого времени. А что после?
- Это тебя пока волновать не должно. Не думаю, что дело дойдёт до такого. Или просто уж очень верю.
- И всё-таки.
- Есть тут одно местечко...

Caffeine

 

252 66
Сталкер
Мясник с Агропрома

#6 12.11.2019, 18:16


Глава 4: К точке невозврата



Действующие лица:
Берёзин Алексей Игоревич, Берёзин Павел Игоревич, Корсаков Дмитрий Евгеньевич, Некто.
Время действия: 11 июня 2018 года, 02:18 / 5 февраля 2016 года, 02:25.
Место действия: Украина, г. Киев, окрестности заброшенного склада.
Подробное описание: одно из огромного множества заброшенных строений на окраинах крупного города, по сути, ничем не выделяется среди своих позабытых "сородичей". Заделанный чем попало склад с единственным входом расположился не так далеко от цивилизации: в полукилометре от здания находились типичный вещевой рынок, булочно-кондитерский комбинат, да виднелись приевшиеся верхушки брежневских многоэтажек. Странным могло показаться только одно - как-то подозрительно много людей вертелось близ старого полуразвалившегося ангара. И едва ли то были искавшие приключений подростки...


Ночь. Холодная, тихая, непроглядная.
Дмитрий Евгеньевич, как и сотни раз прежде, возвращался домой с работы. Снег крупными хлопьями валил с неба, то и дело проникая за воротник и обмораживая лицо своим липким холодом. Одетый в пальто пожилой мужчина, быстрым шагом сокращающий расстояние до своего жилища, в который раз озлобленно чертыхнулся, отгоняя от себя надоедливых белых мошек. Существующий на работе график его не устраивал совершенно: надо же, заставлять человека в возрасте работать до поздней ночи! И ладно бы так: вопреки расхожему мнению, трудовой кодекс не обязывал компанию доставлять сотрудников не то что до их подъезда, а вообще хоть куда-нибудь, чем руководство нагло и пользовалось. Так что единственный обитатель проспекта, нервно оглядываясь по сторонам, уже не первый месяц покорял его мнимый простор где-то в половине третьего ночи. Точнее Дмитрий Евгеньич сказать не мог - часы он намеренно оставлял дома. Просто на всякий случай...

Говоря откровенно, за столько месяцев одиноких ночных скитаний чувство страха у исполнительного сотрудника почти полностью атрофировалось. Даже манера, с которой пешеход резко шагал и осматривался, отсылали скорее к его раздражению - ну действительно, сколько можно терпеть это издевательство?...
К сожалению, ответ самому себе у мужчины был весьма неутешительным: в его годы с работой был полный напряг, так что скакать с места на место, как то было в молодости, уже совершенно не получалось. Оставалось держаться за старое, надеясь, что не попрут хоть оттуда, да шагать по забытым дворам каждое утро и, увы, ночь. Может, мать и была права, когда говорила о ценности второго высшего... Вот только помогло бы оно или нет?

Матери, безусловно, в живых уже давно не было. Личная жизнь Дмитрия Евгеньевича вообще скатилась в полнейший хаос - особенно после того, как полтора года назад скончалась его единственная жена, с которой тот прожил ни много ни мало чуть более двадцати пяти лет. Брак не был особо счастливым, тем более учитывая причину смерти супруги, заключавшуюся в самоубийстве. Вот только ни записки, ни любой другой формы объяснения причин для столь отчаянного поступка жена не оставила. Осталась после неё лишь дочь - девочка девятнадцати лет, и без того пережившая всякое. А вот её отец, пообещавший себе заботиться хоть о ребёнке, вопреки даже собственным мыслям хорошо знал, в чём именно было дело.

Сегодняшний день несколько отличался от однообразной череды прочих. У упомянутой ранее дочери как раз был день рождения, который формально завершился с наступлением полуночи. Однако Дмитрий Евгеньевич, по долгу ненавистной работы лишённый возможности встретиться с ней на протяжении дня, плевать хотел на такие мелочи. В его старомодном - как и пальто - кожаном чемоданчике лежали... да, как ни странно, часы. Не особенно дорогие, наверняка даже китайские, и исполненные в популярном лет десять назад стиле. Другие мужчина, вкалывавший с утра до ночи, позволить себе не мог - уж больно много других расходов ложилось на его плечи. Отношения с Юлей у него в целом складывались достаточно неприятными, однако после смерти матери теперь уже девушки Дмитрий действительно много думал над тем, как можно исправить копившиеся с годами недочёты. Свои недочёты. И теперь, что куда важнее, он хотел доказать, что чувствует вину за случившееся. Может даже, всё объяснить...

За подобными размышлениями пожилой работник и не заметил, как постепенно оказался немного не там, где нужно. Чутьё подсказывало, что теперь следовало взять чуть правее, дабы вернуться на до боли знакомую улицу. Но Дмитрий Евгеньевич знал: не сегодня. Наверное, странно, что мужчина долгие месяцы следовал по одному и тому же маршруту, всегда имея возможность срезать - но вот же!... Если свернуть направо, а потом повернуть ещё, прямой угол, по которому постоянно ходил трудяга, обращался в куда более приемлемое сокращение. И это было без малого здорово - угрюмый отец был уверен, что дочь в привычной для неё манере ещё зависает в интернете на каких-то дурацких сайтах, так что он даже успеет её поздравить до наступления утра или, что хуже, единственного выходного в конце недели. Чуть улыбнувшись, мужчина впервые за целую вечность почувствовал некоторое воодушевление - единственное приятное чувство за... дай Бог памяти.

Поначалу всё шло хорошо. Узкие улочки без тротуаров, пролегающие меж жутковато контрастирующих индустриальных объектов, давались летящей походке старика подозрительно просто. Вдалеке виднелись колоссальных размеров градирни, а рядом с ними и "брежневки", в одной из которых Дмитрия Евгеньевича, как тот особенно хотел верить, уже дожидались. Да уж, райончик так себе, но о лучшем пока что мечтать не следовало. В каком-то смысле мужчина даже влюбился в эту убогую монотонно-серую промышленную архитектуру. Может быть, потому, что другую с таким окружением воспринимать было слишком сложно.

Так или иначе, добраться без происшествий незадачливому страннику помешала одна маленькая неприятность, на которую тот вовсе мог бы не обращать внимания. Маленькая, конечно, весьма условно - как и всё здесь, столетний на вид ангар по размерам, кажется, способен был вместить не одну сотню танков. Другое дело, что первый из его выходов был наглухо завален обломками разной техники. А вот во втором горел свет, благодаря которому хорошо виднелись фигуры копошащихся в ящиках рослых людей. Те стояли неподалёку, вскрывали контейнеры непонятного предназначения и заливисто хохотали.

- Вот же чёртовы мародёры... - пробубнил под нос Дмитрий Евгеньевич.
Вооружившись сильно обострившимся чувством справедливости, которым, кажется, можно было напросто обезглавить любое существо на Земле, работяга двинулся навстречу таинственным силуэтам, глядя лишь себе под ноги, дабы не споткнуться о мусор на этом величественном пути.
Всю дорогу старик то улыбался, то продолжал ворчать. Сегодня, как никогда ещё, он хотел всё поменять - и, как оказалось, это ощущение дотягивалось до всего, что могли видеть уставшие глаза победоносной поступью идущего. Ей-Богу, будь у него время, он убрал бы ещё и хлам, через который пока приходилось переступать.
- Эй, молодёжь! - прикрикнул обладатель пальто, значительно сократив расстояние. - Вы там чего забыли?

На какой-то момент все посторонние звуки стихли и старику стало отчаянно не по себе. Потом одна из фигур сделала непонятный выпад, после которого говорящего буквально залило ослепительной вспышкой света. То был, понятно, фонарь - и в момент, когда Дмитрий Евгеньевич чуть опустил ладонь, прищуренные глаза без труда определили ствол автомата Калашникова, к которому было прикреплено это устройство.
- Я... Не... - в ужасе заверещал старик, но вместо того, чтобы поднять руки, схватился за сердце, начиная медленно оседать на землю.

Как будто того было мало, два незнакомца подошли к лежащему на тот момент больному мужчине, поигрывая в руках складными ножами. И не было больше Дмитрия Евгеньевича.


- А что, кровососы действительно существуют? - не унимался брат, подозрительно весело глядя на старшего спутника.

Алекс в ответ улыбнулся, хотя откровенно не чувствовал ничего хорошего.
- Дай Чёрный Сталкер тебе этого не узнать, братишка. - как следует осмотревшись, проводник наконец выцепил искомое ими строение. - Вот. Пришли, кажется.
Таинственный склад мало чем отличался от прежней версии, которую ветеран хорошо помнил несмотря на единовременное посещение. Те же угрюмые окрестности, снующие туда-сюда личности и тотальная конспирация. Дабы не возникло её нарушение, подошедших с заранее поднятыми руками встретили прямо здесь же - жаль, что не слишком радушно.
- У химеры две головы. - бывший сталкер озвучил факт, ставший новым паролем.
- А вот и нет, три! - довольно оскалившись, один из охранников ткнул Тая в грудь стволом автомата, после чего бросил на землю незаконченную сигарету.
- Тебе бы знать. - Алекс скрестил бы руки в том месте, где только что находился "калаш", однако положение подобного не позволяло.
- А что, правда две? - искренне удивился гопарь.
- Ещё один умник нашёлся... Давай пропускай уже.
Мимо вдруг пронесли странного вида мешок для мусора, тут же заставивший старшего прекратить столь вызывающе себя вести.
- Ты мне давай не это... - сторож достал новую дешёвую сижку - У тебя-то хлебало одно.
- Каюсь. Так что, мы пройдём уже?...
Охранник молча посторонился, и Тайга с начавшим было паниковать братом наконец попал внутрь ангара.

А перед входом всё так же стояла толпа нервно курящих обитателей, напоминающая нынешнему ветерану об одном знаменательном для него событии...


Ночь. Холодная, непроглядная и неожиданно шумная.
Кто бы мог подумать, что загадочный Чёрный Рынок окажется подобием места какой-нибудь сходки. Вот только заместо весёлых компаний, сновали тут мужики посерьёзнее. Эти, впрочем, тоже порой посмеивались - но как-то по-зверски жутко.

От Алекса криминальные личности отстали довольно быстро - хотя пароль "прыгучий снорк" и казался будущему нелегалу по-детски наивным. Что вообще такое "снорк"? Почему он прыгучий? Ладно, чёрт с ним. Повезёт - ещё доведётся узнать.
Погода неожиданно радовала. Хоть с Нового года и прошло больше месяца, настроение соответствовало именно этому празднику, что казалось особенно странным в таком диком месте. Белые невесомые хлопья кружились при свете единственного ярко-жёлтого фонаря, штопором оседая на покрытую предшественниками землю. Если задуматься, был в таком мироощущении некий смысл - для Берёзина с этого момента и начиналась без преувеличения новая жизнь. Наверняка полная опасностей и, может быть, горя, но контролируемая только им, в отличие от прежнего сборища исключительно мрачных моментов. Мрачных прежде всего своей убийственной однообразностью.

По тому, что Алексей сейчас видел, могущество незаконной структуры становилось всё более очевидным. Скрыть такую махину от глаз государства было бы попросту невозможно, так что крыша - в буквальном смысле залатанная дешёвыми стальными листами - в отношении законодательства была куда прочнее имеющейся. Тем интереснее, какое количество денег крутилось вокруг этого колоссального предприятия.
Последнее можно было визуализировать, банально оказавшись внутри. Десятки столов с товарами, где на манер настоящего рынка расположились торговцы, ломились от разнообразия не слишком легального снаряжения. Были, конечно, тут и простые вещи, так что часть точек напоминали скорее туристическую лавку - однако Берёзин, как большинство новичков, чуть ли не побежал осматривать более "убийственные" аналоги охотничьего товара.


- Лучшее оружие разных стран по доступным, наверное, ценам. - с долей иронии зазывал самый посещаемый из местных дельцов.

Когда молодой недосталкер пробился к прилавкам через толпу живой очереди, он буквально обомлел от увиденного. В обороте киевского Чёрного Рынка имелись такие образцы оружия, каких Алексей не видел и на просторах сети. Часть из них, напротив, хорошо узнавалась, но поражала другим - ценой. Так, в некотором отдалении, но на специально подсвеченных стендах была установлена явная гордость барыги - знаменитая G36 и, здесь же, снайперская винтовка Barrett неизвестной новичку модели в песочном пиксельном камуфляже.

К сожалению, денег у посетителя хватило лишь на дешёвые ИЖ-58 да составлявший основу всего ПМ. Формально парень мог позволить себе и "Калашников", но справедливо рассудил, что прочее снаряжение понадобится ему не меньше хорошей пушки. В течение часа, проведённого в изумлённом посещении всех секций по очереди, было закуплено и остальное: унылая куртка "хаки", берцы, дозиметр... одним словом, советский набор выживальщика, коим Алекс никогда прежде и не являлся. Из непонятной природы предметов нелегал раздобыл себе только детектор, лишь мельком успев расспросить, для чего эта штука нужна.

Сторонился Берёзин лишь одной лавки - дальнего угла помещения, где многим желающим чуть ли не на развес продавали почти все существующие виды наркотиков.

Но не все могли похвастать таким проявлением воли. Когда новичок, уже закупившийся и по-своему довольный, прошествовал к выходу, там его встретил убитый в хлам местный авторитет. Конечно, парень не мог знать наверняка его положения - такая догадка была основана лишь на том, что никто не собирался остановить следующие действия агрессивного незнакомца.

С типичным для быдла выпадом в духе "ты че на меня так смотришь" накачанный наркотой рослый шкаф подорвался с места, и тут же, без объяснения причин (ещё бы), постарался заехать бедняге в печень. Было бы классно сказать, что без пары дней Тай ловко увернулся от удара могучего витязя, но переиначивать историю - всё равно, что не рассказывать её вовсе. От полученного за миг повреждения молодой человек согнулся на потеху многочисленной публике, из которой тут же выступило ещё несколько ублюдков, объединённых желанием пинать что-то живое ногами. Вполне вероятно, что похождения новичка так и закончились бы бесславной смертью от черепно-мозговой травмы прямо на пороге столь людного - или животного - места, но тут произошло нечто ещё более удивительное.

В толпе, созерцающей избиение, всё это время стоял ещё один обособившийся крепкий мужик. Взгляд сурового ветерана был холоднее самого февраля, и поочередно сверлил то площадку перед ангаром, то происходящую прямо под носом сцену. Наскоро докурив сигарету, незнакомец молча приблизился к обидчику новичка. Нет, он не вмешался в драку. А ещё удивительнее - не проронил ни слова.

Спустя пару минут таинственный Некто просто, под ручку, отвёл амбала куда-то внутрь, прямо как маленького ребёнка. А после разговора с явно ещё более влиятельным типом, избивать продолжили уже накачанного торчка - причём те же люди, что недавно его поддерживали.


- Ты как? - поинтересовался защитник, вернувшись к поднявшемуся на ноги Алексею.
- Я? - новичок выдохнул, вытирая рукавом кровь из разбитого носа. - Нормально. Слушай... Спасибо, мне...

- Вот и здорово. - собеседник прервал все попытки себя отблагодарить и как ни в чём не бывало продолжил. Голос его, что странно, был куда мягче, чем внешность. - Жаль, что так получилось. Самому надоело воевать с этим мусором.
- Меня Картограф зовут.

- Картограф? - удивился Берёзин. - А имя?
Новый знакомый на удивление добродушно улыбнулся, осмотрев парня с головы до ног. Или в обратном порядке.

- В Зону собрался?

Алексей боязливо кивнул.
- А правду про кровососов рассказывают?...

Форум » ФРПГ "Путь Сталкера" » Временной свёрток » Обрывки былого » Кладбище падших демонов
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: