Первая игра по вселенной "САМОСБОР"
HBO выпустит сериал об аварии на Чернобыльской АЭС
Chernobylite: первый анонсирующий трейлер
S.T.A.L.K.E.R. 2 - Разгадана часть шифра 2.0.2.1.
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » ФРПГ "Путь Сталкера" » Путь в Зону » Стопка досье » Досье Шурупа (I did it.)
Досье Шурупа

Шуруп

 

1119 26
Сталкер

#1 24.06.2019, 13:29

1. Общие данные:
ФИО: Туманов Максим Александрович
Прозвище: Шуруп.
Дата рождения: 17 ноября 1988 года.
Место рождения: Российская Федерация, г. Омск.

2. Внешность:
Максим выглядит ровно на свой возраст — ни больше, ни меньше. Волосы иссиня-чёрного цвета потеряли свой лоск из-за относительно долгого пребывания в Зоне; они непослушны, но всегда собраны в короткий, тугой хвост. Правильно очерченные губы чуть обветрены, зачастую скошены в чуть плотоядной, еле заметной улыбке. Малость выдающиеся скулы, чуть впалые щёки. Растительность на лице отсутсвует, сталкер всегда начисто выбрит, лишь редко позволяет появиться щетине на подбородке. Надбровная дуга чуть выступает над прямым "греческим" носом. Брови такие же чёрные, не густые, и, заостряясь, редеют к внешнему краю. Всю картинку обрамляет усталый взгляд тёмно-карих, аккуратно посаженных глаз, которые же вечно подёрнуты хищным глянцем. Телосложение у наймита следующее: не слишком широк в плечах и довольно высок — рост составляет 185 сантиметров, а вес 71 кило. Ярковыраженных мышц нет, да и вряд ли когда-то будут. В противовес этому Максим жилист и сила в нём явно присутствует, однако под одеждой тело кажется более худым — плечи комбеза самую малость сползли вниз. Из особо отличающих сталкера примет можно увидеть шрам-бороздку с левой стороны шеи. Остальное скрыто одеждой.
А скрыто совсем немногое — пригоршня шрамов и пулевые гнёзда, которые уже давно затянулись. Но есть и то, что не будет открыто первому встречному: на весь торс, расположился Уроборос, олицетворяющий бесконечность и перерождение, свернулся в идеальное кольцо и пожирает само себя. И этот титанический змей оплетён множеством фраз на латыни. Истинный смысл доступен только горстке человек, которые безнадёжно разлагаются в могилах. Mors omnia solvit — смерть всё решает; letum non omnia finit — смерть ещё не конец; noli me tangere — не тронь меня; injuria realis ac verbalis — оскорбление действием и словом; nomina sunt odiosa — имена ненавистны; malum se ipsum devorat — зло пожирает само себя; metus, dolor, mors ac formidines — страх, боль, смерть и ужас; inter arma silent Musae — когда говорят пушки, музы молчат; in pricipio erat verbum — в начале было слово; non moritura — не умирающий.

3. Навыки и умения:
[Марафонец]

Продолжительное время до ЧАЗ Макс много своего времени уделял лёгкой атлетике. Это дало свои плоды в виде огромного порога выносливости и спортивной выдержки. Парень может осилить изнуряющие, довольно продолжительные по времени марш-броски. Сильные ноги позволяют нести на собственном горбу веса сверх нормы. Жаль, что в Зоне не бегают...

[Тактик]

Гармоничным дополнением физических навыков стал острый ум Максима. Оценка происходящего вокруг объективна. Без особого труда мерк составит карты маршрутов, планы местности. Волю панике Шуруп никогда не даёт, очень хладнокровен. Логично тут и присутствие бодрого мышления в сложных ситуациях, а также умение трезво оценивать положение и быстро находить решения. Будто с рождения в голове имеется справочник по решению проблем.

[Краснобай]

При всей своей колкости, язык у парня действительно подвешен. Шуруп харизматичен, нагл и красноречив — это позволяет добиваться хороших условий и выгодных сделок от торговцев. Токсичность куда меньше витиеватости речи бывшего мерка и его харизмы. В какой-то степени, это позволяет сходиться с людьми. Если бы язык не был подвешен, вряд ли бы Шуруп сейчас был бы жив.

[Оружейник]

Познания в огнестрельном оружии этого человека велики. Собрать из пистолета гранатомёт, как в том самом анекдоте, конечно, не сможет, но произвести простенькую модификацию оружия или починку в полевых условиях сможет запросто. Какое-то время даже было желание обустроить свою мастерскую, но драйв еженедельных вылазок мерк оценил по достоинству и делать этого не стал.

[Стрелок]

Пара годков в армии, а следом и пребывание в Зоне в рядах мерков позволили овладеть более-менее приличным списком вооружения. Уровень владения огнестрелами у сталкера примерно на уровне его знаний как техника-оружейника. Шуруп почти в совершенстве управляется с автоматическим оружием и пистолетами, коих в Зоне самое большое количество. Смертоносное комбо вкупе со знанием местности и умением извлекать пользу в бою из любого холма или ямы.

4. Психологический портрет:
Временами Шуруп чрезвычайно спокоен и хладнокровен — в общем-то, типичная грань характера любого наёмника. В виду своего меланхоличного характера и столь же меланхоличного детства, Макс не слишком падок на новые знакомства, хоть и поддержать разговор с незнакомым человеком в редких случаях может: чаще предпочитает молчание. На ум мерк остёр в той же степени, что и остёр на язык. Также расчётлив, что является рядовой для мерка чертой. Рассуждать о смерти и жизни можно бесконечно, только не в этом случае. Зона же для наймита стала бегством от внешнего мира, возможностью буквально ощутить на кончиках пальцев ценность и вкус жизни. Сейчас же гордым девизом Макса является простая мысль в дорогой цветастой обёртке: "Лучше прожить насыщенную и короткую жизнь, вечно находясь на грани жизни и смерти, ощущая их сладость и горечь, чувствуя свободу в собственном выборе."
Другая часть личности, такая же большая, как и первая, словно пропитана токсичностью. Шуруп разговаривает в шутливой манере, часто огрызается, также часто отпускает едкие и колкие шутки в сторону собеседника. Слова, вылетающие из уст наёмника, сразу приобретают довольно грубую и дерзкую форму. Всё это на первый взгляд создаёт впечатление несерьёзного, наглого человека. Зачастую, это отталкивает многих людей, порой раздражает и выводит из себя. Но во всей этой дерзости есть и маленькие противоположные пробелы, помогающие сходиться с людьми: харизма самого Макса и его умение толкать речь, если сказать просто, если по-высокому — то красноречие.
Так было не всегда, конечно: до Зоны, и долгое время в ней парень на контакт шел не особо, за чаем в баре никто со сталкером не сидел. С детства верх в абсолютном большинстве противостояний брала меланхоличная доля Шурупа, а уже будучи в Зоне, характер начал приобретать оттенки типичной пылкости и агрессии холерика, создавая хитросплетение противоположностей. Такой вот баланс над пропастью на ходулях.

5. Снаряжение:
Шуруп, как ни странно, одет по роду своей прошлой деятельности — в комбинезон наёмника, в которой внесён ряд изменений. Комбез максимально облегчен, тканевая "синева" была заменена на немецкий камуфляж "флектарн"; сверху комбинезона надет американский бронежилет "Интерсептор" чёрного цвета. Противогаз западного образца, который шёл вместе с комбинезоном, был благополучно забыт: теперь вместо него используется добротный ПМК-3. Владельцем также были куплены налокотники-наколенники. Шуруп использует РПС "Смерш" в чёрной расцветке, который облегчил для собственных нужд. На поясе кобура с пистолетом и ножны для стропореза. Под всем снаряжением носки, тёплые трико, майка, коричневый свитер крупной вязки и серый шарф.
Из вооружения довольно стандартный для обывателя набор из отечественного оружия, и нестандартный для бывшего мерка. За плечом на ремне висит АКМС, к которому Шуруп приложил свои умения: автомат был полностью пересобран сталкером. Все детали тщательно подогнаны друг под друга, некоторые детали заменены на более лёгкие и совершенные, установлен буфер отдачи. В кобуре же лежит советский пистолет АПС. В пользовании он недавно, однако уже зарекомендовал себя как хорошее оружие "второго шанса". Его ещё предстоит доработать. Стропорез же имеет неординарную особенность: его конец заточен, что позволяет использовать его как колющее оружие. В разгрузке лежат четыре магазина для "Калашникова" и один магазин для "Стечкина". И фонарик-дубинка.
На спине висит какой-то довольно прочный рюкзак неизвестной компании. Снизу прикреплён спальный мешок, сбоку бухта верёвки с парой стальных карабинов и старые советские кусачки. Внутри небольшой запас еды, минимальный набор инструментов в промасленной ветоши. Также в нескольких коробках лежит зоновская необходимость — три пачки патронов 7.62x39 и две пачки 9x18 ПМ. Также есть две обоймы для автомата. Пластиковая коробка с двумя флеш-картами, аккумулятором, портативным зарядным устройством и usb-проводом. Также уже не работающий "мерковский" КПК — как напоминание о прошлом. На дне лежит сменная одежда в виде нижнего белья, одного свитера, пары футболок и кальсон. Отдельно стоит отметить собранную вручную аптечку, в которой много препаратов узконаправленного действия, шприцы адреналина, бинты с целоксом, жгуты и АИ-4. Хоть познаниями в медицине, в отличие от своих оружейных знаний, сталкер не отличается, к выбору медикаментов он отнёсся весьма серьёзно: судя по опыту, в Зоне может понадобиться всё. По поясным подсумкам (четыре штуки) рассована всякая мелочь: фильтр, карта Зоны с схемами и пометками и ПMК, счётчик Гейгера, одна полупустая пачка "Честера" с зажигалкой внутри.

6. Биография:
Сначала было слово... Только не в этой истории.
Сначала был родильный дом, в котором очередная пара молодожёнов осчастливилась комочком радости в виде маленького живого организма-человечка. Правда, сначала этот человечек только плакал и трудно было понять, почему он приносит счастье в семью. Но потом всё стало на круги своя: человечек спал, кушал, ходил по-большому, улыбался и, собственно, рос. И был таков. В детском саду показались нотки будущего характера: среди всех ребятишек он частенько стоял в стороне, иногда всё-таки присоединяясь к шуму, гвалту и куче цветастых игрушек. Родителей мальчик сильно любил, детство, как у многих детей, для него стало временем радостным и беззаботным, просто потому что глаз ребёнка пока еще не способен различить пороков общества. Чуть позже была школа, а с ней под руку шли проблемы социализации. Впитывал знания парень как губка, и также легко от них освобождался — то есть применял. Но заводить новые знакомства, разговаривать с одноклассниками на отвлечённые темы и провожать одноклассниц до дома в школе, к сожалению, а может к счастью, не учили. Было пару не слишком приятных знакомств, с кем можно было перекантоваться пару вечерков, немного повеселиться и поболтать. Любви всей жизни в то время не было, а если и была — то в виде грустной и невзаимной, классической, в общем — упоминания не стоит. Потом скорое поступление в университет на какую-то военную специальность. Универ открыл в парне любовь ко всему, что стреляет. А уже сам Максим поспособствовал тому, чтобы развить в себе талант, на тот момент ещё теоретического псевдо-оружейника. Вообще, основу для будущей жизни дал именно университет: парень научился не теряться в трёх соснах, преодолев топографический кретинизм, получил хорошую физическую подготовку в виде выносливости — возможность делать приличные марш-броски — и каркаса мышц. Ум и тело преобразовывались в более совершенный организм, а темперамент своей неадаптивностью шокировал. Максим всё также имел пару захудалых знакомств и уже более узкий круг общения. Затворником стать не получилось, потому что прямиком после "вышки" поджарый молодой человек загремел на контракт в армию.
Если универ дал знания, то армейка дала возможность стать человеком, а возможности упускать не стоит, нужно цепляться за них зубами. Дедовщины уже особо не было, да и с частью повезло. В какой-то степени научился анализировать всё вокруг, появилась толика критического мышления. Здесь же на практике ознакомился с оружием.
Затем возвращение на гражданку и осознание того, что никому, кроме родителей, он не нужен. Жизнь продолжается, а дальше -- день сурка. Был, в общем, не отличимым человеком в толпе: всё те же пару знакомств, достаточный заработок и парочку довольно сносных и бесполезных увлечений в условиях бетонных джунглей. После пары потраченных лет Макс мало понимал ценность жизни, тем более не понимал и не принимал жизненных постулатов. Поэтому и жил он без каких-то сокровенных ценностей, только верил в предназначение себя для чего-то большего. Требовалось хоть что-то менять, и менять не какую-то пресловутую мелочь в быту, а мотивы жить. Большинство вечеров парень проводил за "синим экраном": листал посредственные картинки с приколами, иногда натыкался на интересные статьи, которые быстро выветривались из головы. В один же день курсор мышки до "мемов" добраться не успел, а остановился на забавной статье с громким названием: "Зона Отчуждения". Статья же оказалась больше пугающей, а оттого и более интересной, чем забавной. Следом новые вкладки с информацией о довольно загадочном месте с таким же названием, осознание того, что с воровской "Зоной" эта имеет мало чего общего, а затем пара мутных знакомств, что и можно считать отправной точкой начала истории. Желание сидеть и работать за компьютером в офисе, иногда подрабатывать разнорабочим и грузчиком желания не было. Да и "перерывы" между работой заполнить было нечем, кроме сна, еды, компьютера и дешёвых сериалов. Терять было нечего, только родителей было жалко — им осталось письмо, в котором было написано о желании служить Родине контрактником.

7. Пересечение периметра:
— Как давно я тут не был — прошептал сталкер, последний раз затянулся сигаретой и втоптал её в чуть влажную землю.
После десяти минут ходьбы, до первого сегмента периметра было приблизительно пять сотен метров, а поэтому свой рост нужно было постепенно снижать: сначала идти чуть присев, за довольно высокой растительностью, а потом и вовсе растянуться на земле пластом.
Время близилось к утру, и Луна нехотя, а оттого и неспешно, отдавало сутки в распоряжение нашему Светилу. Солнце же, то ли пародируя, то ли передразнивая (может и всё вместе) свою сестру, поднималось не торопясь, поднималось огромным, оранжевым, как спелый апельсин, идеально ровным диском. Сначала лучи разрезали пыльную тишину, прочертив красивые дорожки в затхлом воздухе; следом, они облизнули макушку сталкера, потом спустились до плеч. Ещё ниже им спуститься сталкер не дал, потому что пришло время ложиться на живот, изредка приподнимаясь до четверенек. Шуруп то усиленно работал старыми, но из-за этого не менее легендарными и прочными, советскими полутораметровыми кусачками, деля линии проволок на маленькие кусочки бесполезных железок, прорезая обширные отверстия для того, чтобы можно было продвигаться дальше, вглубь Периметра, то быстро полз среди не особо обширного видового разнообразия трав и другой растительность; тут и там встречались хлипкие берёзки и клёны, размером не больше семилетнего ребёнка — чаще попадались подгнившие пни. Благо, росли тут и небольшие кустики, которые как раз-таки и давали необходимую маскировку. Иногда попадались и неширокие канавки, в которых можно было двигаться побыстрее, так как можно было принять положение лёжа.
С утра всегда тихо и спокойно. Это, фактически, уже аксиома и в любой сфере человеческого быта, и в животном мире. Ночью большинство спит, а если и есть ночные хищники, то к утру они — закономерно — засыпают. Вот и сейчас также: на пути попалось только два отряда каких-то сонных бездарей, и то, они были довольно далеко, плюс-минус полкэмэ. Периметр в такую рань поддался легко, однако, старый "мерковский" способ с пропусками был куда приятнее и гуманнее, что ли?

8. Пробный пост:
Пробник является частью биографии, это согласовано с Дымом.


Макс опустил ствол "калаша" и выдохнул едкий дым из легких, вдохнув колкий, холодящий кости воздух.
— Ну и что дальше?
Ветер шаркнул по лицу горстью колючих снежинок, Шуруп поморщился.
— Да ничего, собственно. Нужно продолжать жить без всего, что ты нажил здесь за несколько лет, — на полном серьёзе ответил Чучело.
— Если я так не хочу? — попробовал выкрутиться бывший мерк.
— Да кто тебя спрашивает... Ты же уже делал так?
— Ну и что с того? Легче что ли?
— Хочешь сказать, нет? — контрабандист осклабился.
— Да иди ты в жопу, — мерк закашлялся, отгоняя дым от своих уставших глаз.
— Продолжать будешь? — Макс промолчал, но было понятно, что он продолжит.

Есть такое место в Чернобыле-4, зовётся Чёрным Рынком. Почему так названо понятно любому малообразованному человеку. Различные сделки, куча контрабанды: оружие, медикаменты, экспорт "чудес" и импорт нужного в Зоне хламья, — множество матёрых сталкеров, пригоршня военных, иногда можно встретить даже "фанатиков".
— Нам нужны вот эти таблетки, вот деньги, — суховатая фигура с белёсыми волосами отличалась странной манерой речи. Шуруп прислушался.
— Возьмёте их на складе НИИ, — басовито прохрипел негоциант.
— Но ведь нужен пропуск, мы туда не пройдём...
— Не интересует, следующий! — сухо отрезал торгаш.
Шуруп сообразил что к чему и быстро ретировался к человеку в плаще:
— Вам что-то требуется? — бодро проронил сталкер.
— Мы не думаем, что вы сможете помочь в такой ситуации, — Шурупа покоробило от неправильного использования слов. Человек был явно один.
— Вам нужно в НИИ? У меня есть пропуск, я имею возможность достать... таблетки, — Макс протянул руку, и странный во всём — и во внешности, и в речи — человек вложил в руку наскоро нацарапанную записку.


— Вот прям так взял и помог, а? — Чучело вновь обнажил зубы своей улыбкой.
— Ага, конечно. Ты ещё не знаешь, чем мне это потом обернулось.

Того белобрысого звали Сталий, прозвищем было Легион. Вместо пейзажей сейчас унылые серые стены барака на Милитари. Вскоре они сменились на припорошенные снегом холмы. Как выразился этот мутный человек, он хотел выйти на Спартака, лидера наёмников. Спартак же мог принять Сталия и, возможно Шурупа, по просьбе предпоследнего — тот хотел вернуть небольшой должок и уже выполнить просьбу нового знакомого. И сейчас Легион вышел на товарища лидера мерков, у которого можно было достать информацию. Шуруп тем временем лежал, прислонившись к холодным бетонным блокам, и наблюдал за диалогом двух людей, которые в своих повадках и движениях были необычайно схожи. Сейчас заданием являлось прикрытие Сталия. Но прикрывать, наверно к счастью, не потребовалось: прозвучал довольно громкий выстрел, заставивший взлететь единственных птиц Зоны — ворон — с насиженных верхушек деревьев. Шуруп отряхнулся от мусора и снега, закурил. Легион тоже.

— Ты поплатишься, — сказал Сталий и начал заниматься делом. Заткнув рот жертве какой-то бумагой, наёмник начал резать его грудь, предварительно стащив с тела куртку. Нож легко раскроил грудь, как будто та была каким-то маслом. Стон, плач и крики боли наполнили хату. Вскоре на свет показались ребра. Вырезав те таким образом, чтобы их было прекрасно видно, Легион взялся за них руками открыл ту часть, где билось сердце. Оно еще билось.
— А ты сильный.
В глазах цели была лишь пустота. Плач и боль. Он обрезал идущие к органу вены и вытащил его из развороченной груди.
Щедро капая на пол кровью, мерк подошел к девушке. Та с ненавистью и страхом смотрела на наемника:
— О, поверь нам, не будь тебя здесь и все было бы иначе.
Альбинос посмотрел девушке в глаза. Когда сердце было поднесено к ее лицу, та замерла. В глазах померкло сознание и тело ослабело.
— Не, так просто ты у нас не отделаешься, — Сталий побил ее по щекам. Сознание скоро вернулось. Вложив уже мертвый орган в ладонь девушки, Легион прошептал:
— А теперь, как тогда, вместе. Сжимаем.
На штаны хлынула кровь. Слышался скрежет ногтей и плач. В глазах была лишь пустота и боль.

— Зачем ты это делаешь?
— Тебе не понять.
— Убей.
— Не могу! — крикнул Шуруп, кинув яростный взгляд на привязанную девушку.
Она попыталась возразить, но закрыла рот на полуслове. Наёмник быстро сел на кровать, попытался взять себя в руки. Титаническая выдержка, которую, как он думал, получил в армии, сейчас не действовала. Макс выхватил пачку сигарет, вытащил одну и струи дыма сигареты взвились вверх. Выдохнув, Макс взялся за "Браунинг". Ствол в глушителем навелся на лоб. Девушка закрыла глаза и улыбнулась. Рука с огнестрелом на мгновение метнулась с белого пергаментного лба и указала на Легиона. Потом вернулась обратно.
— Извини, — голос отчетливо поставил точку в этих терзаниях.
После выстрела на лице застыла непонятная улыбка. Глупая улыбка. Глаза закрыты. Маленькая струйка расчертила лицо ровно по середине, и ушла под воротник. Мерк затянулся дымом ещё сильнее.
Он не ощущал ни малейшего сожаления о сделанном, и это удивило его. Когда-то давно, он считал, что каждый убитый будет тяжким грузом висеть на совести убившего, являться ему во снах, тревожить его, притягивать, словно магнит, все его мысли. Оказалось, что это совсем не так. И после убийства — никакой жалости. Никакого раскаяния. Только мрачное удовлетворение. Макс понял, что, если убитый привидится ему в кошмаре, он просто равнодушно отвернётся от призрака, и тот бесследно исчезнет.


— Боже, чувак, противно же! — контрабандист поморщился, — То есть... этот душевнобольной вывел тебя на Спартака, и ты стал наёмником?
— Ты вообще на большой земле наркотой барыжил — смерть сеял, так что будь добр, не буди мораль, она не проснётся, — в этот раз осклабился Шуруп.

— Итак, какова цель нашей прогулки?
С каждым словом изо рта вырывались клубы пара, перед этим проходя сквозь шарф. Иногда казалось, что он понемногу становится частью девушки. Шагая рядом с Шурупом, Инга осматривала унылый пейзаж типичного «пятиэтажного» города. А в голове — пустота. Нет, не в том смысле, что вместо мозга опилки. Смысл в том, что даже извечных мыслей, идей и проблем не ощущалось. Просто вакуум.
Хотя... Спокойствие и умиротворение можно посчитать хоть за что-нибудь более-менее стоящее.
— Насладиться тишиной и компанией друг друга. — Макс шумно выдохнул.
Город спал. Пейзажи богом забытого места прекрасно вырисовывались в целые картины. Редкие, источающие свет, тепло и уют окна медленно и по очереди тухли. До боли знакомо это чувство чуть ли не с самого раннего детства. Большинству тоже, не только повзрослевшему наёмнику. Спокойствие и безмятежность. Ты никому не нужен, тебе не нужен никто. Только одно "но" в виде хрустящей рядом снегом девушки.
— Мило, — прошептала Лола.
А главное — правда. Так любил поговаривать один из знакомых девушки. Ох, словно это происходило сотню лет назад, а на самом деле... А на самом деле не стоит лгать человеку с самого начала общения. Пришлось уяснить эту простую истину на всю оставшуюся жизнь, какой короткой она бы ни была.
Она подошла чуть ближе и взяла сталкера за руку, не говоря ни слова. Впрочем, они и не нужны. Вопрос все равно сотояит в другом: насколько долго удастся сохранить мирное время и вот так просто идти по окрестностям города. Максим крепче обхватил ладонь девушки. Возникло легкое "дежавю", которое моментально исчезло вместе с выдохом клубов пара. Тёплая, нежная ладонь словно дарила такие же лёгкие и добрые эмоции. Макс давно не получал, и даже малейшего проявления хватило для маленькой радости.
— Ты мне нравишься, просто нравишься. В движениях, словах. Мыслях может, — они остановились, но парень продолжал смотреть в снежную даль, туда, за верхушки ёлок Периметра. Они продолжили идти.
Симпатия столь прекрасна и ужасна одновременно, что некоторые даже боятся её признать. Макс не боялся, или просто не считал это необычным. Лола честно не понимала данное чувство, но знала — это вполне приятное и тёплое ощущение. Значит, всё не так уж и плохо, а рядом спокойно и довольно уютно. По крайней мере, опасность от окружающего мира чувствовалась на порядок меньше, чем в одиночестве. Хотя тогда никто не предаст.
Вновь остановившись на середине дороги, Инга подняла голову, чтобы нормально смотреть в глаза наемнику.
— Взаимно.— большего ответить она не смогла. Или не хотела. Или два в одном, как кофе.


— Чувак, понимаешь, все, что у меня было, пропало в одночасье. Вот что раздражает. Убежал от одной несправедливости, а попал в другую, — парень досадливо потупил взгляд, — Спартак наверняка мёртв, и Легион тоже. Тесак... я даже не помню, когда последний раз его видел. Лола же просто в один день пропала. Даже оставила свой браслетик на кровати в доме Спартака.
— Паршиво. Ну и что дальше? — Чучело совсем погрустнел и поник — очень эмоциональный человек.
— В этот раз на юг. Пересечёмся? — Шуруп подставил пятерню.
— Живы будем — пересечёмся, — контрабандист крепко пожал её.
— Ой, вот не драматизируй, а? — закатил глаза бывший мерк, а Чучело вновь улыбнулся во все тридцать два зуба и повеселел.
Кивнув напоследок, два сталкера скрылись в противоположных направлениях.

9. Правила:
Конечно же подтверждаю, что с правилами ознакомился и бла, бла, бла.


Реклама

 

14 88 120%

Реклама
 

#1 24.06.2019, 13:29


Дым

 

814 34
Админ
ФРПГ "Путь Сталкера"
#плохой_человек

#2 05.07.2019, 14:29

Анкета принята. Пересечение Периметра засчитано. Снаряжение подтверждаю и добавляю к нему 5000 рублей. После создания КПК можешь начинать в любой локации Южной Периферии. Проходи, не задерживайся.

С уважением, сталкер Дым.



Свободное общество не бывает идеальным, идеальной может быть только абсолютная тирания. (с)

Форум » ФРПГ "Путь Сталкера" » Путь в Зону » Стопка досье » Досье Шурупа (I did it.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: